025 ПРАВИТЕЛЬСТВО НЕ НУЖДАЕТСЯ В НОВЫХ ИДЕЯХ. ИДЕИ НУЖДАЮТСЯ В НОВОМ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ

Правительство нынче не лягает только ленивый. Особенно с тех пор, как его общеизвестная мужская слабость предана августейшей гласности. Ну не стоит у него, к сожалению, в повестке дня ни одного перспективного плана. А если и стоит, то недостаточно амбициозно. Ровесники президента еще помнят гордую надпись насчет коммунизма на фасаде главного павильона ВДНХ. А теперь партия власти торжественно провозглашает: нынешнее поколение постсоветских людей облысеет, но никогда не догонит Португалию. Обидно, Зин.

Чтобы проверить, так это или не так, давайте заглянем в ближайшее будущее (благо местами, особенно в Штатах, оно уже пару лет как наступило). Дальнейшие суждения опираются на факты этого будущего.

Глобализация, вид изнутри: универсальное описание, обнаружение и интеграция

Новый термин Web-service означает вовсе не услугу, оказываемую через Интернет, как может показаться. Это любой сервис (производство продукта или оказание услуги), описание которого представлено в Интернете для нужд как самой предоставляющей его компании, так и ее контрагентов. Причем описание сделано с такой степенью конструктивной конкретности, что другая компания может включить этот сервис в свои бизнес-цепочки, не прибегая ни к каким дополнительным разъяснениям и переговорам.

Любой бизнес-процесс, как имеющий отношение к Интернету, так и далекий от него, можно описать как WS. Но понятно, что здесь очень многое зависит от языка описания. Особенно в ситуации, когда число производств и услуг, представленных как WS, растет в мире лавинообразно, формируются специальные базы данных, т.наз. «регистры». К 2000-му году несколько китов бизнеса, таких, как IBM, Microsoft и Hewlett-Packard, вплотную занялись созданием глобальных регистров, и стало ясно, что ни один из них в одиночку не победит. Тогда и был учрежден консорциум по развитию и поддержанию стандарта описания веб-сервисов – UDDI. На сегодня этот консорциум поддерживают свыше 400 крупных компаний, среди которых, помимо названных – COMPAQ, Merrill Lynch, Sun, Intel, Dow Chemical, Oracle, SAP, Boeing, Dell, Fujitsu, Hitachi, University of Oxford (кстати) и многие другие. UDDI расшифровывается как Universal Description, Discovery, and Integration (Универсальное описание, обнаружение и интеграция). Он позволяет:

• представить каждый бизнес как функциональную схему, состоящую из бизнес-функций, и описать каждую из них с такой степенью детальности, что она может быть передана либо принята на аутсорсинг;
• обнаружить через Интернет функционально подобные веб-сервисы и выбрать среди них наиболее эффективный;
• интегрировать удаленную бизнес-функцию в свой бизнес путем передачи собственной аналогичной функции на аутсорсинг либо предоставления аутсорсинговых услуг удаленному бизнесу.

Все вышеописанное не возбраняется проделывать и без UDDI, и даже безо всякого Интернета. Просто Всемирная паутина, веб-сервисы и стандартные бизнес-регистры минимизируют пресловутые трансакционные издержки. На наших глазах происходит декомпозиция фирм на специализированные бизнес-функции, описываемые по единому стандарту, и концентрация однородных функций в узлах наиболее эффективных веб-сервисов. Фактически идет формирование всемирного хозяйственного сообщества, которое может быть названо World Service Web – Система сетевых сервисов (ССС). Это и есть максимально конкретное выражение глобализации мирового хозяйства, наиболее быстро растущая его часть.

Чиновный читатель задремал. На что нам ихняя Гекуба?

Глобализация, вид извне: российский Ахиллес не догонит португальскую черепаху?

А вот на что. В глобальной системе ССС / WSW любое производство и услуга перетекают в те функционально подобные хозяйственные узлы, где производительность выше, а издержки ниже. Да Господи, про это уже писали сто раз все, кому не лень. Не спасла бы даже волшебная модернизация всех наших трофейных станков и слесарей-алкоголиков – достаточно одной вечной мерзлоты, чтобы все утекало через глобализационную трубу к теплым морям. И вот – потекло. Застава, в ружье! Прекратить вывоз капиталов! Какой-такой ВТО?..

Есть ли для нас исключения? Есть для всех, они известны и, увы, временны.

В тундре обнаружилась единственная в мире залежь гуано птеродактилей, которое пробирает покруче виагры. Тут уж бизнес-функция никуда не утечет – наша!

За полярным кругом самородный мельхиор выходит на поверхность прямо в виде ложек. И хотя труд рудокопов в долине реки Заморской вчетверо эффективнее, но мельхиоровая руда там впятеро беднее.

Некий дефицитный энергоноситель, скажем, горючая смола, в мире нарасхват, сколько ни произведи – все купят. Наша, правда, некачественная, вперемешку со льдом и пометом дятлов, но колупаем себе в убыток и помаленьку продаем.

Нетрудно заметить, что во всех трех случаях речь идет о природной ренте. Запасы гуано, увы, не безграничны. Что до комбината «Нордмельхиор» – тот уже уплыл из рук субъекта федерации в клешни столичного банка ДМД или Группы Бета, затем – в щупальца дочерней фирмы с сильным оффшорным акцентом, а оттуда попадет прямиком в пасть какой-нибудь калифорнийской «Дрекселл» в результате hostile takeover. Одна надежда на смолу.

Правда, Боян бо вещий песнь творит про экспорт товаров с высокой долей добавленной стоимости, про оборонный хай-тек, да про наукоемкую продукцию. Сунулись – не катит.

Матрешки и хомуты даже для нищего внутреннего рынка дешевле делает варяжская «Икея». ОКБ «Кривой» с 1979 года выпускало боевой бумеранг, не знавший равных по аэродинамике, так ведь эти аборигены, ехиднины дети, сделали самонаводящийся! Что до ученых, которых у нас больше, чем китайцев, и чей труд вдесятеро дешевле, чем в силиконовой долине – драпают, хитрюги, туда, где вдесятеро дороже. Куда ни кинь – всюду блин.

Выходит, право правительство в своих прогнозах?

Еще не вечер.

Глобализация, вид изнутри: фирма «Делл» и предпринимательский беспредел

Некий автомобильный концерн (назовем его, к примеру, «Хюндаймлер») отдает на аутсорсинг часть своих бизнес-функций. Сначала – бухгалтерию, потом – складское хозяйство… Обычное дело. В результате издержки падают, продажи растут. Но тут поспел UDDI, глобальные регистры, руководство концерна входит во вкус, передает на сторону цеха, потом дилерскую сеть – пока, наконец, совет директоров не остается с одним брэндом, банковским счетом, да арендуемым залом заседаний. Но продажи автомобилей концерна растут… Думаете, фантастика?

На деле, это подлинная история компьютерной фирмы «Dell». Только Майкл Дэлл сразу начал с того, чем закончил «Хюндаймлер» и многие компании, переходящие из «реального» сектора в «виртуальный». На свете не было и нет ни одной компьютерной фабрики, принадлежавшей Майклу. Чем же владеет собственник одной из крупнейших фирм Америки?

Он владеет предпринимательской схемой производства товаров или услуг. Хотя многие или даже все функциональные элементы схемы реализуют фирмы, которые ему не принадлежат. В собственности у предпринимателя – не производства, не бизнес-сервисы, а уникальная система отношений между ними, приводящая к производству нового продукта. Математик выразил бы эту мысль точнее: на одной и той же сети WSW бизнес-сервисов может быть реализовано множество различных предпринимательских схем. Математику (в отличие от налогового инспектора) совершенно очевидно: чистый предприниматель – не бизнесмен. Это субъект иного, постиндустриального, постэкономического хозяйства (по выражению Д.Белла).

Минэкономики по определению занимается экономикой. Постиндустриальный предприниматель не является ее частью, и означенное министерство ему по барабану. Точнее, помочь оно ему не в силах, а вот помешать пытается хотя и бестолково, но от души.

Глобализация, вид извне: Россия – родина предпринимателей. Бывшая

Современный предприниматель – носитель идеи нового продукта или услуги, который формирует спрос на них, проектирует и реализует функциональную схему производства. Он вылавливает идеи из воздуха и профессионально материализует их. Предпринимательский сектор хозяйства на плодородной почве глобальной сетевой экономики развивается со скоростью цепной реакции. Хотите сто процентов роста в год? Хотите тысячу?

В XX веке Россия дважды становилась эпицентром выброса предпринимательской энергии. В начале века часть ее оказалась заперта национальными границами, тогда почти непроницаемыми. И вот в тундре, населенной полудикарями, промышлявшими бортничеством и самогоноварением, чудесным образом возникла сверхдержава – владыка полумира. Не будем судить сейчас, какой ценой – ведь было чем платить! Второй взрыв случился уже в разомкнутом пространстве, и все накопленное добро (и зло) разлетелось по миру либо сгорело.

Где деньги партии? Они работают. Часть из них вращает колеса схем, разработанных гражданами СССР, живущими в рассеянии. Пытаться «возвратить» эти деньги – все равно что требовать вернуть съеденную пищу. Большая часть ее преобразовалась в энергию деятельности, то, что осталось – едва ли порадует бывших владельцев.

Где собственность новых российских предпринимателей? Она при них. Это их предпринимательские схемы. ВВП, производимый внутри искусственной рамочки госграницы, в глобальной хозяйственной системе никого уже не интересует. Он может упасть хоть до нуля. Производство перетекает туда, где теплее, а собственность – где умнее. Вот если бы учесть все ячейки и узлы мирового хозяйства, работающие на схемы российского происхождения, может статься, получилась бы в сумме сверхновая держава размером поболее Союза.

Но нет, не получается держава. Предприниматель в РФ – лицо без имени и без гражданства.

Кто вы такие? Вас здесь не ждут.

Мышление предопределяет бытие

Предприниматели – тоже люди, и не стоит, конечно, идеализировать их схемы. Схемы могут быть эффективные и расточительные, государственные и частные, чиновные и коммерческие, гражданские и диссидентские, криминальные, теневые и серо-буро-малиновые. Подлинная беда в том, что некому сегодня в России об этом авторитетно судить. Нет такой инстанции. Нет ни партии, ни государства, нету предпринимательского сословия. Правительства такого, кстати, тоже нет – только не надо выставлять бедолагу премьера крайним в этом деле.
Но помилуйте, тогда кому граждане-предприниматели должны сдавать валюту? И кстати, почему должны? Из чувства патриотизма? А вы знакомы, к примеру, с бюджетом советских фильмов «Война и мир» или «Укрощение огня»? Патриотизм – крупномасштабная предпринимательская схема, в основе которой лежит национальная идея. О последней можно вовсе не спрашивать.
Можно было бы спросить об идее «планов правительства». Не амбициозных, а так, обычных планов – в стране, чье хозяйство провозглашено «рыночной экономикой». Вроде бы учили так: либо тебе план – либо рынок. Не радуйтесь, министры, правильная идея! Ведь бывает дорыночное планирование, а бывает – послерыночное, постэкономическое. Но не с кем это обсуждать «в экономическом блоке».
Вот и живут русскоязычные предприниматели в Грефландии – дальней, холодной и грязной периферии собственных не слишком чистых схем. Им, как товарищу Саахову, остается два пути. Либо окончательно уехать отсюда в Шенген, без боя оставив среднерусскую возвышенность взяточникам, бомжам и косторезам. Либо объединиться в предпринимательскую корпорацию и реализовать достойную схему: из множества своих идей, – в которых воплотилась, как могла, идея России, – произвести молодое поколение управленцев и предпринимателей, нормальных хозяев нормальной страны.