017 Уклады прошлого в настоящем. Российская палеонтология

Благодаря катастрофическому рывку XX века в Метаисторию в каждом обществе, на каждом континенте теперь так или иначе представлены уже шесть слоев: три исторических и три оставленных идеократиями. Россия в этом смысле если и уникальна, то тем, что сильно размазана по всем этим слоям. Каждый из них представлен мощным укладом, типом личности и способом жизни. Тогда как в большинстве обществ один слой явно доминирует, а остальные часто удается разглядеть только с помощью специальных социологических инструментов.

Но что такое пласты традиции, культуры и цивилизации в современном обществе? Традиционное общество архаического и современного образца – две разные вещи. Когда-то насекомые и членистоногие были господами мира, в силурийском море плавали симпатичные ракоскорпионы величиной с яхту, а у стрекоз, которые порхали над гигантскими хвощами и плаунами, размах крыльев был 4 метра. Современные насекомые – это блохи, которые живут в гриве льва. Но это не означает, что млекопитающие вытеснили насекомых. Насекомые заняли целые экологические ниши, образовали симбиозы с новыми видами. Что же касается простейших одноклеточных животных, то, пожалуй, именно сейчас они достигли эпохи процветания. С появлением теплокровных видов простейшие обнаружили, что гораздо приятнее жить в тканях млекопитающих, чем в изменчивом внешнем мире. Мировые эпидемии чумы ознаменовали победы мира простейших не только над животными, но и над человеком.

В российском обществе до начала века численно доминировал мощнейший пласт традиции. Конечно, российская крестьянская община не слишком напоминала первобытную, была плодом длительного зависимого развития и сосуществования с укладами культуры и цивилизации. Но 95 из 100 жителей царской России составляли крестьяне, чье христианство, культурность и цивилизованность были весьма символическими и поверхностными. Большинство из них не знали грамоты. Они соблюдали внешнюю православную обрядность, исправно гадали в ночь на Ивана Купалу и относились к Николе Угоднику скорее как к главному колдуну или племенному тотему.
А каков был современный им уклад культуры? Россия XIX века многим напоминает хэйанскую Японию XI-XIII веков, оставившую мирового значения литературное наследие. Читая, например, “Записки у изголовья” Сэй-Сенагон , вы видите странное, дивное общество, где всё, как в пушкинские времена в России, крутится вокруг двора императора, все поголовно пишут стихи, носят семислойные одеяния с изумительно гармоничным сочетанием цветов и помешаны на проблемах эстетики. При этом придворный слой культуры тонок, за воротами игрушечных дворцов царят невежество, грязь и архаика.

В России также существовало сословие помещиков-дворян, занятое государевой службой, но при этом практически не вовлеченное в материальное производство – в отличие от буржуазии, вынужденной крутиться день и ночь: брать кредиты, открывать фабрики, торговать, играть на бирже. Дворяне были мало озабочены поиском и приумножением средств к существованию. Выйдя в отставку, они мирно сидели в наследственной городской усадьбе или имении, а приказчики привозили все, что нужно для жизни. Такая обеспеченная праздность приводила к тому, что большая часть этих людей была никчемной, а меньшая имела возможность думать о светлом и прекрасном, читать и писать на многих языках, философствовать. И подниматься к высотам духа, недостижимым для озабоченных буржуа. В обществе цивилизации культура хиреет во многом потому, что эта прослойка “счастливцев праздных” размывается. Вместо них возникают “лица свободных профессий”, которым надо сильно суетиться и корячиться для того, чтобы заработать на жизнь. Культурный уклад формировал лицо русского общества, но численно являлся в нем крохотным меньшинством.

И наконец, уклад российской цивилизации. Капитализм в заметных масштабах возник после Крымской войны, когда нас публично побили цивилизации Европы, и выяснилось (по Лескову ), что пора переходить на нарезное оружие с гладкоствольного, которое кирпичом чистили. Александр II Освободитель был вынужден затеять реформы. И тут как из-под земли выросли отечественные предприниматели, грюндеры, авантюристы и проходимцы; молниеносно, — за 10-20 лет — создались пароходные, угольные, химические и прочие империи. Россия с безумной скоростью покрылась сетью современных магистралей, приобрела миллионный слой фабричных рабочих и к началу века оказалась по объему производства в пятерке наиболее развитых европейских стран. Но по существу-то в указанную пятерку вошла не сама страна, а ее островок, крохотный (в масштабах страны) уклад величиной с Голландию. Он охватывал 2% населения и был во многом наведен, индуцирован извне, финансовой пуповиной связан с Европой. Прочая Русь продолжала жить по заветам дедов и прадедов. Следствием прихода цивилизации для широких масс, не читающих Чехова, стало разве что появление рельсовых путей, откуда можно было свинчивать гайки на грузила.