028 К лучшему качеству жизни.

Я заявил выше, что ответственность за улучшение качества жизни всех тех, на кого данная социальная система, например корпорация, оказывает непосредственное влияние, несет сама эта система. По-видимому, чтобы выполнять эту задачу, необходимо быть в состоянии измерять качество жизни. Критерии как для удовлетворенности существующим состоянием, так и для степени продвижения к идеалу, предложены, например, авторами работы. Однако для практических ситуаций они слишком трудны.

Поскольку получить показатели качества жизни в лучшем случае очень трудно, вместо них используются социальные индикаторы, которые построить легче: например, уровень преступности, число проживающих в одной квартире, уровень заболеваемости. Использование таких индикаторов поднимает фундаментальную проблему методологии. Их эффективность зависит от того, насколько они коррелируют с заменяемыми показателями. Но поскольку адекватные измерители для исследования такой корреляции нам неизвестны, мы не можем правильно оценить подобные индикаторы. Поэтому их полезность удостоверяется субъективно понимаемым сооответствием между ними и содержательными качественными суждениями их защитников о качестве жизни, также субъективными. Это, однако, ставит серьезную методологическую проблему: чьи, когда и где высказанные суждения следует использовать? Насколько они заслуживают доверия? Более того, если использование индикаторов мы обосновываем их корреляцией с подобными суждениями, почему мы просто не используем последние? Как раз это многие и делают.

Должны ли мы ожидать, пока будут выработаны достаточно показательные критерии качества жизни, чтобы разработчики социальных систем, плановики и менеджеры могли приступить к ее эффективному улучшению? Или наоборот, должны ли мы идти вперед, не располагая точными измерителями? Или, может быть, существует альтернативный подход к решению проблемы качества жизни, дающий хорошие результаты и не требующий показателей? Я полагаю, что такая альтернатива существует.

Проблемы, связанные с усилиями по улучшению качества жизни других, включая жизнь на производстве, возникают потому, что другие, не располагают ни возможностями, ни способностью сделать это самостоятельно. Управляющие и плановики, которые обладают если не способностью, то возможностями улучшать качество жизни других, требуют его измерения. Однако, если бы те, чью жизнь обычно планируют, получили возможности и способность производить такие улучшения сами, проблема измерения исчезла бы. Единственно, что требуется, — так это чтобы отдельные лица могли оценивать качество собственной жизни, чтобы они имели возможность улучшать его, чтобы они были заинтересованы в этом и чтобы их усилия были облегчены. Следовательно, планирование должно заниматься не проблемой улучшения качества жизни других, а тем, как предоставить им возможность сделать это для себя, и постоянно учиться делать это более эффективно. Проблему, переформулированную таким образом, можно решать, стимулируя и облегчая участие других в проектах и планировании организаций и институтов, частью которых они являются.

Те, кто участвует в проектировании и планировании своих организаций или институтов, не могут не вложить в эти проекты и планы свои стилевые предпочтения. Не могут они и удержаться от того, чтобы отразить в них свои идеалы. Поэтому планированием, в наибольшей степени отвечающим стилям и идеалам «акционеров», является партисипативное планирование, особенно та его разновидность, которую мы рассмотрим в гл. 3.