022 Взгляд на компанию с точки зрения «акционеров» (stakeholders).

Наше представление о корпорации влияет на то, как мы к ней относимся и как описываем ее деятельность. Представлять ее как организацию означает смотреть на нее глазами «акционера». «Акционеры» — это все те, вне организации и внутри ее, на кого непосредственно влияет ее деятельность. Таким образом, сюда входят все, включая управляющих, кому подотчетны управляющие. Под углом зрения «акционеров» в корпорации происходит обмен шести видов:

1) обмен денег на труд наемных работников;

2) обмен денег на товары и услуги поставщиков;

3) обмен товаров и услуг на деньги потребителей;

4) обмен денег, выплачиваемых позже, на деньги, полученные сейчас от инвесторов и арендодателей;

5) обмен денег, выплачиваемых сейчас, на деньги, которые будут получены позднее от должников;

6) обмен денег на товары, услуги (например, на воду, уборку мусора, полицейскую охрану) и государственные установления правительства.

Анализ отношений между корпорацией и «акционерами» обнаруживает, что в самом общем смысле корпорация делает две вещи: потребляет и делает потребление возможным. Она делает потребление возможным, производя товары и услуги, а также обеспечивая других деньгами, на которые они могут приобретать товары и услуги. Богатство, произведенное корпорацией, является разницей между ее собственным потреблением и тем потреблением которое она делает возможным. Как известно, одна из социетальных функций промышленной или коммерческой корпорации — производить богатство. И не столь известно, что она наделена и другой, не менее важной социетальной функцией: распределения дохода, благодаря которому становится возможным потребление.

Рис. 2.1. Корпорация с точки зрения ее «акционеров»

Главным средством распределения доходов в любом индустриализованном обществе, независимо от его политики, является наем на работу. Если корпорациям не удается обеспечить занятость, достаточную для удовлетворительного выполнения этой функции (как бывает, например, во многих относительно неразвитых странах), то у правительства нет иного выбора, как взять эту функцию полностью или частично на себя. Двумя наиболее обычными способами, с помощью которых достигается такая передача функций, являются расширение социального обеспечения и государственного найма (посредством национализации корпораций, например).

Найдется немного примеров правительств, которые управляли бы организациями, производящими богатство, эффективно. Более того, поскольку институты социального обеспечения не производят богатства, общественные издержки распределения дохода государством, как правило, выше, чем при выполнении этой функции частными организациями. Тем не менее, многие считают, что выполнение этой функции государством оправдывает дополнительные издержки, поскольку позволяет распределять более справедливо, чем при системе частного распределения. И в самом деле, ни одна полностью частная система распределения общественного богатства не способна устранить нищету, в то время как некоторым государственным и смешанным системам это удается.

Некоторые правительства сопротивляются необходимости контролировать или брать на себя решение задачи создания и поддержания занятости, но чувствуют себя обязанными браться за эту задачу, так как частные корпорации не справляются с нею надлежащим образом. Следствием является расширение государственного регулирования деятельности корпораций. Например, правительства многих европейских стран сильно затруднили предпринимателям увольнение кого бы то ни было. Профсоюзы объединились с правительствами, добиваясь от корпораций, чтобы заработная плата рассматривалась как фиксированная статья издержек. Это может быть болезненным для корпораций, но не обязательно. Все зависит от реакции менеджмента.

Большинство частных корпораций пытается максимизировать доход на инвестиции в основной капитал. Прибыль позволяет им обеспечить доход для своих вкладчиков. Такое представление о корпорации, хотя и является общепринятым, не имеет под собой объективных оснований. Оно вытекает из ранее существовавших условий, которые уже изменились и изменяются сейчас: недостатка капитала и товарного характера рынка труда. Изменились также и соответствующие социальные условия: например, по мере развития общество становится менее терпимым к нищете.

Законодательство и инструктивные акты, а также трудовые договоры делают все более затруднительным отношение к издержкам на оплату труда как к переменным и поэтому как к расходам. Социальное давление заставляет управляющих пытаться максимизировать доход на относительно постоянные издержки по оплате труда. Такие издержки действительно теряют характер расходов и приобретают характер инвестиций. Это не означает, конечно что уменьшается необходимость повышать производительность труда или оборудования, но требует более высокой управленческой квалификации для определения путей продуктивного использования относительно постоянной рабочей силы. Это предполагает, что при замене рабочих машинами им должны подыскивать другую производительную работу. Поскольку рост также является целью большинства корпораций, это не означает чрезмерных дополнительных трудностей для менеджеров, однако требует координации роста компаний и повышения производительности труда. (Моралист может заметить, что организация, которая неспособна повысить свою производительность, не заслуживает роста.) Но совершенно невероятно, что затраты на максимизацию отдачи от рабочей силы принесут корпорации большую прибыль, чем затраты на максимизацию отдачи от основного капитала. В любом случае необходимость для управления осуществить соответствующие изменения в обозримом будущем скорее усилится, чем станет слабее.

Корпорации несут социальную ответственность не только за распределение богатства, но и за его равномерность. Справедливость в данном случае не обязательно означает равенство, даже для коммунистического общества. В наиболее широко распространенном представлении она означает устранение нищеты. Нищета — это уровень дохода, ограничивающий возможности для самовыражения и осуществления жизненных целей личности. Когда между менеджментом и трудом нет согласия относительно того, что считать справедливым распределением богатства, созданного корпорацией, по меньшей мере, одна из сторон чувствует себя эксплуатируемой другой. Именно это чувство заставляет обе стороны или одну из них бороться за увеличение своей части пирога. Следствием является инфляция. Конечно, инфляция питается и многими другими источниками, но этот — главный. Поэтому темп инфляции является показателем общественной неудовлетворенности распределением богатства. Как показало поведение стран ОПЕК в недавнем прошлом, это верно не только для внутренних отношений, но и для отношений между странами.

Однако вернемся к вопросу о цели корпорации, понимаемой как организация. Это не защита интересов какой-либо одной группы «акционеров» за счет какой бы то нибыло из остальных. Ее цель — служить всем им путем увеличения их возможностей добиваться своих целей все более и более эффективно.

Казалось бы, такая цель не оставляет места для собственной цели корпорации, которая представляется не более чем инструментом для других. Что же, если это и не вся правда, то большая часть ее. Подобно тому как обслуживание пациентов является целью для врача, служба «акционерам» может быть целью корпорации. Это именно скорее цель, чем функция, поскольку корпорация может осуществлять выбор по отношению к ней — она может ее отвергнуть. Корпорация может избирать сама и цели и средства. Если корпорация не располагает подобным выбором, обсуждение этого вопроса теряет смысл. Говорить о том, какую цель может ставить перед собой корпорация, стоит лишь тогда, когда она обладает правом выбора.

В эпоху машин корпорацию считали механическим орудием для ее владельцев. Концепция компании как организации отличается в двух отношениях. Во-первых, она трактует корпорацию как инструмент для всех ее «акционеров». С точки зрения общества обслуживание интересов инвесторов может не быть столь же важной задачей, что и защита интересов одной или более остальных групп «акционеров». По отношению к сфере общественных услуг это очевидно. В общем же, по-видимому, ясно, что для своих работников корпорации значат больше, чем для инвесторов, в том отношении, что в случае перехода корпорации в новые руки средние потери для ее работников будут относительно выше, чем для ее вкладчиков.

Во-вторых, корпорация целенаправленна: может избирать собственные цели и средства их достижения. Поэтому названную выше цель ей нельзя навязать. Принять или отвергнуть ее — вопрос выбора корпорации.

Задача повышения возможностей «акционеров» добиваться своих целей эквивалентна предоставлению им возможности повышать свои уровень и качество жизни. Повышение способности корпорации создавать условия для развития «акционеров» есть развитие самой корпорации. Такое развитие имеет значимость только для целенаправленных систем. Этот термин из числа тех, смысл которых не очевиден и поэтому требует обсуждения.