014 Производитель — продукт.

Приверженность эпохи машин «причине — следствию» была источником многих дилемм, включая вопрос о свободе воли. На стыке столетий американский философ Э. А. Сингер показал, что наука, в сущности, мошенничает. Она использует два разных отношения, но оба называет причинно-следственными. Он указал, например, что желуди не являются причиной появления дуба, так как они недостаточны для этого, даже если и необходимы. Посеяв желуди в океане, в пустыне или на арктической льдине, мы не дождемся дубовой рощи. Называть отношение между желудем и дубом «вероятностным» или «недетерминированно причинным», как поступают многие ученые, — это заблуждение, поскольку, говоря о причине, невозможно иметь в виду вероятность меньшую, чем 1,0;

причина полностью определяет свое следствие. Поэтому Сингер предпочел назвать это отношение «производитель — продукт» и отделить его от связи «причина — следствие»

Сингер спрашивает далее, как будет выглядеть вселенная, если вместо «причины — следствия» приложить к ней меру «производитель—продукт». Этот вопрос можно понять так: когда смотришь на очищенный апельсин сбоку и сверху, вид у него разный, хотя и тот и другой являются отражением одного предмета. Чем больше у нас углов зрения на предмет, тем лучше мы можем понять его. Нечто подобное Сингер доказывает и относительно вселенной.

Как показали Сингер, Акофф и Эмери, взгляд на мир с позиции «производитель — продукт» сильно отличается от взгляда с позиции «причина — следствие». Поскольку производитель только необходим, но не достаточен для продукта, его рассмотрение не может обеспечить полное понимание продукта. Например, наряду с желудем сопроизводителем дуба является влага. Эти другие необходимые условия вместе составляют окружение желудя.


Сингер показал это в серии статей, опубликованных между 1896 и 1904 гг. Лучше всего его работы представлены в посмертных изданиях.