013 Экспансионизм.

Системное мышление предполагает, что рост понимания достигается путем расширения исследуемой системы, а не разложения ее на отдельные элементы. Понимание частей приходит из понимания целого, а не наоборот, как при получении знания.

Если поведение системы можно объяснить, обратившись к системе, в которую она входит (системе более высокого порядка), то как объяснить поведение последней? Ответ очевиден: рассмотрев более сложную систему, охватывающую и эту. Тогда возникает коренной вопрос — есть ли конец этому процессу расширения объекта? Напомним, что когда аналогичный вопрос возникал в эпоху машин — есть ли предел процессу редукции? — то ответ диктовался убеждением, что, по крайней мере, в принципе законченное понимание вселенной возможно. Однако в начале столетия это убеждение было потрясено такими дилеммами, как та, которую сформулировал Гейзенберг. В итоге мы пришли к убеждению, что законченное понимание чего бы то ни было, а значит — всего, есть идеал, к которому мы постоянно приближаемся, но которого никогда не сможем достичь. Поэтому нет необходимости допускать существование предельного целого, понимание которого даст конечный ответ.

Это означает, что мы вольны допускать или не допускать существование целого, обнимающего все сущее. Поскольку наше понимание никогда не усвоит такое целое, даже если оно существует, нет никакой практической разницы, допускаем мы его существование или нет. Тем не менее, многие считают более удобным положительно относиться к наличию такого всеобъемлющего целого. Не удивительно, что они называют его богом. Этот бог, однако, очень отличается от бога машинной эпохи, которого представляли как индивида, создавшего вселенную. Бога-целое нельзя персонифицировать или представить как создателя. Думать так — все равно, что говорить о человеке как создателе своих органов. В этом холистическом мировоззрении человек представляется как часть бога, подобно тому, как сердце является частью человека.

Для многих будет новостью, что эта холистическая концепция бога в точности совпадает с той, которой следуют многие восточные религии, концентуализирующие бога как систему, а не как элемент. Не удивительно поэтому, что в предыдущие два десятилетия многие молодые люди на Западе — и это результат формирования эпохи систем — обратились к религии Востока.

Понятие системы как организующее начало для представлений о вселенной используется на Востоке веками, хотя это не то понятие, которое соответствует научной точке зрения. Есть, однако, надежда, что в формировании системных наук культуры Востока и Запада сольются воедино, что они еще встретятся в век систем.

Концепция экспансионизма имеет огромное значение для выбора путей решения проблем. Когда в эпоху машин что-нибудь работало неудовлетворительно, мы искали улучшение, манипулируя поведением частей, искали решения внутри и выходили вовне только тогда, когда терпели неудачу. В век систем мы ищем решения снаружи и, только когда нам это не удается, идем внутрь. Причины и последствия этого поворота станут нам ясны, когда мы рассмотрим различия между веком машин и веком систем в планировании.