006 Детерминизм.

После того как элементы предмета идентифицированы и поняты как таковые, необходимо собрать это понимание в понимание целого. Здесь требуется объяснение взаимосвязей между частями, способа их взаимодействия. Нет ничего удивительного в том, что в эпоху, когда многие верили в разложимость вещей на элементы, верили также, что одного простого отношения — причинного — достаточно для объяснения всех взаимодействий.

«Причина—следствие» — такое знакомое понятие, что многие из нас уже забыли, что оно означает. Одно является причиной второго, своего следствия, если причина как необходима, так и достаточна для данного следствия. Одно является необходимым для второго, если второе не может произойти без первого. Одно достаточно для второго, если свершение первого определенно вызывает свершение второго. Программа, направленная на объяснение всех природных явлений с помощью одного только причинно-следственного отношения, вызывает ряд вопросов; ответы на них вскрывают остальные корни мировоззрения эпохи машин.

Во-первых, возникает вопрос: всё ли во вселенной является следствием некоторой причины? Ответ диктуется доминировавшим убеждением о возможности полного понимания вселенной. Поскольку оно возможно, все должно рассматриваться как следствие некоей причины, в противном случае нельзя связать объекты между собой, или понять их. Эта концепция получила название детерминизма. Она предписывает всему происходящему вероятность или выбор.

Если, далее, всё во вселенной обусловлено, тогда каждая причина сама является следствием предшествующей. Если мы начнем прослеживать всю цепь причин, придем ли мы к ее началу? Ответ снова диктуется уверенностью в возможности законченного понимания вселенной. Этот ответ — «да». Поэтому была постулирована первопричина — бог. Подобная линия рассуждений была названа «космологическим доказательством существования бога». Примечательно, что данное доказательство вытекает из принятия каузальности связей и веры в законченное понимание вселенной.

Поскольку в качестве причины был назван бог, он был объявлен создателем. Как мы увидим, не все теологические концепции наделяют его этой функцией или даже вообще персонифицируют его.

Теория детерминизма поднимает еще один важный вопрос, которому философы эпохи машин посвящали значительную часть своего времени. Как объяснить свободу воли, выбора и цели в детерминированной вселенной? Общепринятого ответа на такой вопрос не было, но это не создавало проблем, ибо большинство соглашалось с тем, что понятие свободы воли или выбора не необходимо для объяснения каких-либо природных явлений, в том числе поведения человека.

Некоторые считают, что свобода воли — иллюзия, подаренная нам щедрым богом, понимающим, как скучна была бы без нее жизнь. Человек был уподоблен мухе, сидящей на спине у слона и уверенной, что он везет ее. Такая вера делает путешествие более интересным, но «не примечает» слона.

Другой важный результат перехода к каузальности в мышлении вытекает из принятия причины как достаточной для своего следствия. Предполагалось, что причина объясняет свое следствие полностью. Ничто более не требовалось для объяснения, даже окружение. Поэтому мысль в эпоху машин была в значительной степени свободна от окружающей среды, она пыталась выработать понимание природных явлений без использования понятия среды. Например, что означает в известном законе «свободного падения тела» слово «свободного»? Оно означает, что тело падает при отсутствии какого-либо влияния окружающей среды. Видимая универсальность подобных законов (а их много) вытекает не из их применимости к любой среде, поскольку, строго говоря, они неприменимы ни к какой из них; она следует из того, что они применимы приблизительно для подавляющего большинства условий, которые нас окружают.

Возможно, еще большую роль в ориентации науки машинного века на абстрагирование от среды сыграл характер места, в котором обычно проводились исследования, — лаборатория. Лаборатория — это место, специально оборудованное для исключения внешних воздействий. Это место, где влияние одной переменной на другую изучается без помех, вносимых окружающей средой.