001 РОССИЯ, СОБСТВЕННОСТЬ, ИДЕЯ

Все перепуталось, и некому сказать,
Что, постепенно холодея,
Все перепуталось, и сладко повторять:
Россия, Лета, Лорелея.
Осип Мандельштам

Странное словосочетание? Два светлых имени, две великие сущности, а между ними – нечто, приводящее на ум нахрапистые джипы нуворишей, разборки, черномасочный ОМОН, потные шеи судебных приставов…

Собственность – тема расхожая. Вопросы расхищения и приумножения, приватизации и национализации, захвата и защиты, реструктуризации и наследования не сходят с уст и со страниц.

И одновременно это понятие заключает в себе квинтэссенцию гуманитарного знания, эпицентр идеологических битв, бездну философских тайн. В собственности, в собстве – источник усобиц и свобод, способностей и свойств человека.

Президент Путин как-то обмолвился (утешая олигархов), что нового передела собственности не будет. Он противоречит себе. В одном из президентских посланий Федеральному Собранию есть вещие слова: вопрос не в том, желает или нет Россия вступать во Всемирную торговую организацию. ВТО давно уже здесь, вокруг и внутри нас, вкупе с глобальной экономикой, ее жестокими реалиями, субъектами и правилами. Никто не спросит ни нас, ни президента, быть или не быть новому дележу собственности. Никакого нового действительно не будет, потому что он никогда не прекращался. Вопрос в ином: продолжать ли делать вид, что мы гордо игнорируем его правила, учиться ли запоздало жить по ним, или, быть может, сходу попытаться войти в клуб тех, кто правила проектирует?

В мире ускоряется глобальный передел собственности по понятиям. Глубина и глобальность нашего понятия собственности решающим образом определит нашу роль или участь в нем. Время спешит, когда мы медлим. Тем временем львиная доля российского добра уплывает в оффшор и не спешит домой из этой одиссеи.

Русский философ сказал, что идея России, как и всякой страны, вовсе не то, что мы воображаем о ней во времени, а то, что Бог думает о ней в вечности. Нам не под силу усвоить идею Господа, напротив, это она в роли субъекта присваивает нас. Россия – земная собственность «русской идеи». Быть гражданином – значит принимать обязанность и ответственность управляющего страной-собственностью от имени идеи.

В России-1917 впервые был предпринят метаисторический (и уже потому – катастрофический) опыт овладения отчужденными силами собственности. В двадцатые и тридцатые зона прорыва расширилась, охватив Италию и Германию, Штаты и Японию, а после мировых войн распространилась на весь мир. Первые результаты этого предприятия принято было пристрастно оценивать, пора начинать их осмысливать.

Современная собственность перестает вести себя как зверь в социальных джунглях, она все послушнее откликается на зов предпринимательской дудочки. Не замечая более географических границ, она все чаще обретает границы предпринимательских проектов и схем. Утечка собственности из России – лишь следствие глобальной течи в нашей культуре, острого дефицита идей и управленческих компетенций. Новая Россия или вскоре растает, или станет нашим совместным предприятием, будет вновь освоена и присвоена как общий долг и дар.