000 Секретный жанр

Книжная серия "Русский институт. ИНОЕ" - не попытка возобновить жанр актуальной общественно-политической литературы. Этот благородный зверь в России издох. Племя сознательных читателей-писателей, числивших себя "в ответе за все", повымерло, ударилось в бега или поглощено выживанием. Те, кто состоялся как собственник, целиком захвачены собственностью, им недосуг тратиться на трактаты без адреса.

Книги серии не предназначены для пользования по эстетической нужде, для вероучительных целей либо удовлетворения любознательности. Такое возможно разве что как побочный продукт или следствие допущенного брака.
Так кому и зачем?

Наша "целевая аудитория" - те немногие, кто всерьез пытается занимать позицию хозяина, собственника не только в отношении своей компании, но и своей страны, реально воздействовать на ее развитие, кто стремится увеличить спектр и глубину своих способностей в этом хлопотном и опасном деле.

Наши авторы - те из их числа, чьи реализованные и развалившиеся проекты, действительные прорывы и промахи пробуждают желание выведать секрет их неукротимости.

Секрет бывает трех сортов.

Либо мастер обладает уникальными сведениями о предмете деятельности. Это знаток, специалист, эксперт отраслевого, регионального или российского масштаба.

Либо все дело - в специфическом способе действия. Это мастер социальных боевых искусств, сильный политик, выдающийся организатор, агрессивный предприниматель.

Или же секрет в ином: лозоходческом видении путей развития страны, сокровенном предощущении будущего, чутье на перспективные идеи.

Третье, иное - наш случай.

Это "люди длинной воли", раз за разом неистребимо всплывающие в бурном потоке общественного действия еще со времен СССР.
Те, кто упорно ставят перед собой и другими масштабные сверхцели и, не достигая их, проигрывают не с "сухим счетом", оставляя за собой пунктир достойных, работающих проектов.

А за проектами, при всей внешней разнородности, проступают контуры сквозной идеи, угаданного отрезка пути-Дао.
Как же усадить таких дальнобойщиков за письменный стол?

Ответ очевиден: и не пытайтесь.

Каждая книга серии - мозаичный контур авторской идеи в действии, собранный нами из полемических реплик, случайных интервью, записок по начальству, заметок для себя, проектов, лекций, стенограмм и частных писем.

Получается нечто большее, чем документ эпохи. Не просто путеводитель по ней. Не только справочник лихих приемов и поучительных провалов.

Запись актов гражданской состоятельности. Послужные списки частных управляющих общим российским состоянием. Протоколы самозваных собственников.