06-05-00. Мир вестей

Сегодня рядом с контурами правообменных и расчётных инструментов должен быть построен отдельный мир – для обращения инвестиций. И тогда исчезнут глупые разговоры типа: нет денег ни на Западе, ни у нас – поэтому мы не можем вести проекты…

Китаевед Владимир Малявин объясняет: если ты компетентен, у тебя всегда получается. Компетенция – это возможность извлекать полезность из того, что тебя окружает. Он рассказывает: «В ответ на жалобу ученика, что он не может нечто сделать, сил нет, мой учитель всегда говорит: – Иди займи. – Где занять? – У природы займи силу. – Как? – Как ты поступаешь, когда у тебя нет денег? – Иду в банк, беру кредит. – Так и здесь: у тебя нет сил, иди займи. – Но я не умею. – Но ты же и у банка можешь не уметь занять. Значит, без денег останешься, разоришься. Разберись: узнай, как устроен банк, как взять кредит, как писать заявку – и тогда возьмёшь деньги. Разберись, как устроена природа – и сможешь взять у неё взаймы силу, когда тебе понадобится»…

Это и есть компетенция. Научись не свою силу тратить – дурное дело нехитрое, – научись брать чужую силу из окружающего тебя инвестиционного контура.

Зачем нам евро, доллары и даже юани? Для инвестиционных целей, для запуска инвестиционных проектов нам нужны материальные, духовные (человеческие) и идейные ресурсы. Если б мы были малюсенькой страной без ресурсов, тогда ничего не поделаешь. Ну как сделать станок, если нет своего металла? Тогда действительно приходится что-то покупать. Чем платить? Что-то своё продать: поём красиво, наш хор едет и зарабатывает… Или казино построить… Поэтому в Монако никогда и денег своих не было, они всегда франком обслуживались.

У нас совершенно иная ситуация. Почти всё, что нужно для проектов, мы можем добыть и сделать сами. У нас есть территория, энергия, вода, земля, полезные ископаемые, помещения, производственные фонды, транспортная инфраструктура. Это означает, что под объём этих ресурсов по плану проекта мы можем эмитировать столько-то вестей. Создаётся инвестиционный аналог Центрального банка, под собранный и утверждённый пакет проектов он эмитирует на следующий год необходимый объём вестей и выпускает в оборот. Тогда стекольный завод говорит: сейчас мне денег не нужно, заплатите за моё стекло вестями, потому что мне тоже нужно покупать песок, платить за электричество, перевозчикам… Почти за всё можно заплатить вестями, даже часть налогов (ведь государство делает госзакупки!), кроме той части, где необходимо выйти в контур потребления, в зарплату. И только тут возникает нужда в капитале собственно в денежной форме!

Итак, в проектной деятельности существует оборот капитала в неденежной форме – собственно оборот всех ресурсов и фондов, которые есть у страны (и это большая часть оборота капитала), и оборот капитала в денежной форме для трёх случаев:
обслуживание заработной платы – из денежного шлюза;
отчисления в бюджет налогов – из денежного шлюза;
на закупку за валюту недостающего оборудования у тех, кто не признает наш весть (но они и рубль наш не признают, мы же сегодня не эмитируем дополнительные рубли под покупку станка).

Повторю: большая доля инвестиционного проекта – новая эмиссия, для которой не нужны ни доллар, ни евро, ни юань.

Сегодня практически весь капитал, необходимый для инвестиционных проектов, предприниматель вынужден приобретать за деньги. А их, как правило, всегда не хватает. И если случается чисто денежный кризис, который мы наблюдаем летом-осенью 2008 года, и при котором свободная денежная масса резко сжимается, то реализация инвестпроектов приостанавливается или вообще прекращается.

Однако в инвестиционных проектах лишь малая часть капитала обращается в денежной форме. И если бы движение «неденежного» капитала обслуживалось иными, кроме денег, инструментами, то большинство проектов пережило бы денежный коллапс финансовых рынков Америки и Европы.

Денежный кризис стал финансовым исключительно по причине практического отсутствия инвестиционных и правообменных инструментов у современных капиталистов.

Сейчас модно рассуждать о крахе то ли капитализма, то ли одной из его разновидностей – финансового капитала. В то время как речь идёт о расчистке пути к институциональной экономике, где вместо невидимых рук права, денег и капитала станут действовать сознательно спроектированные и построенные людьми системы финансовых технологий обмена!