179 3. Метаистория: от субъектов форм производства – к субъектам форм общения

Так что за новые субъекты держат в руках рычаги корпоративных Интранет-серверов?

Помните, мы говорили о переходе от истории к метаистории? Я вам рисовал картинку, как бактерии заполняют некую чашку с бульоном, распространяясь от ее центра по краям. Потом упираются в края, при этом тупые умирают с голоду, а умные начинают двигаться обратно, внутрь, и экстенсивная фаза развития переходит в интенсивную[3]. Так вот, субъект концептуального проектирования – это носитель умной, интенсивной формы деятельности. Можно выразиться и более конкретно: это уже не субъект форм производства, а субъект форм общения. А что это такое? Субъект форм производства – понятно, это человек, который производит зерно или, скажем, механическую энергию. Либо он производит власть, которая позволяет ему владеть этим зерном. Либо он производит деньги, которые позволяют ему купить власть, позволяющую владеть этим зерном. Это все субъекты различных форм производства. А что такое субъект форм общения? Он общается, сидит и общается; что за работа такая – сидим и общаемся?[4]

Помните, как наш славный предприниматель Вася общался с семью банкирами[5]? Они все время только разговаривают, ничего не производят, знай себе сидят и принимают решения. В результате этих решений Васины капиталы инвестируются в разные схемы. И дальше выясняется, что в схемах производятся деньги, на них покупается власть, которая добывает и присваивает силы природы. Когда же становится возможным мир, хозяева и творцы которого – это субъекты форм общения? Ответ прост. Когда в окружающем мире все виды производящей деятельности, из которых собираются схемы, уже выросли и созрели в готовом виде, как плоды на деревьях. Вся инфраструктура рынка, все финансовые, политические институты, все формы производства налицо, все работает. Все это налажено, давно освоено, уже стало рутиной, не нужно ничего в этой сфере изобретать, «доставать» и «пробивать». А субъект-конструктор только принимает решения, каким образом ему из этого набора готовых деталей синтезировать новые схемы деятельности и распределять по ним свой ресурс.

Бизнесмены были погружены в форму общения, имевшую характер игры, правила которой устанавливали не они, а пресловутая «невидимая рука». Рука предпринимателя на платформе этой большой игры выстраивает свою игровую схему из нескольких вовлеченных в нее бизнесов. Предприниматель Вася конструирует форму общения вверенных ему семи банкиров. Новые, «искусственные» правила не противоречат прежним, естественным, они их используют. (Подобно этому, конструкция самолета не нарушает старых законов природы, а на их основе актуализирует новые правила действия, позволяющие летать.) Форма общения бизнесменов в условиях рынка – стихийная сила типа неподвластной им погоды. Форма общения предпринимателя подобна сознательно синтезируемой подъемной силе, на которую опирается искусственное крыло. В этом конкретном смысле появление предпринимателей, конструирующих схемы, означает зарождение принципиально нового, метаисторического субъекта, конструктора форм общения.

Корпоративное принятие решений – следующий, эволюционно более высокий метаисторический тип деятельности. Это форма общения группы предпринимателей между собой. Они, дармоеды, сидят там и общаются, принимают корпоративные решения. И вследствие этого корпорация растет, как на дрожжах. Так что напоминаю: корпоративное принятие решений, как и предпринимательство, относится к метаисторическому типу форм общения.