173 4. Четвертый этап: формирование корпорации предпринимателей

Итак, мы снимаем аксиому 2 (“7х7”). И тут же возникает роковая необходимость выйти за рамки лично знакомых бизнесменов. Вася выжал известными ему способами абсолютно все, что мог, из семерых банкиров. Каждый из них, в свою очередь, жалуется, что из своих семерых торговцев тоже выжал все (используя разрешение конфликтных ситуаций, налаживание взаимовыгодного обмена информацией, стимулирование личной заинтересованности и т.д.). И тогда наш талантливый Вася идет на хитрость. Он решает увеличить число доверенных банкиров сразу аж до 49. Но одному с такой оравой не управиться, и для присмотра он догадывается приспособить свою великолепную семерку. Тогда происходит то, что я бы назвал “возгонкой участников принятия решения на один уровень вверх”. Это означает, что наш герой вызывает на ковер каждого из банкиров, выдает ему страшную тайну своей предпринимательской схемы и говорит: “Теперь, если хочешь получить от меня в распоряжение семикратную сумму, ты должен обучиться работать по этой схеме. Подбирай семь знакомых банкиров (не с торговцами теперь будешь работать – с банкирами!) и поступай как я в предыдущих сериях”. Это – возгонка формы деятельности на один этаж.

Таким образом, те из семерых банкиров, что выражают готовность расстаться с прежней ролью и демонстрируют способность овладеть новой, сами становятся предпринимателями (оставшиеся места Вася укомплектовывает до семерки себе подобными предпринимателями со стороны). Теперь ни торговцев, ни товаропроизводителей они сами не кредитуют — лишь выбирают себе каждый еще семерых доверенных банкиров (из числа своих продвинутых торговцев и со стороны) и воспроизводят с ними прежнюю форму деятельности Васи.

А в кого превратился наш бедный метабанкир? Он теперь окончательно расстался со своей формой деятельности и имеет в подчинении уже не банкиров, а предпринимателей. Поэтому сам он перестал быть предпринимателем: вошел в некоторую принципиально новую, непривычную форму деятельности. Вопрос о том, как правильно поделить свои деньги на семь частей, теперь отходит на третий план. Центральный вопрос теперь в том, как передать описанную выше форму деятельности этим семерым. Вася оказался конструктором новой схемы деятельности. Он может при этом продолжать находиться в приятной иллюзии, что это – временное затруднение, что он – бизнесмен, что решает все с помощью денег, что у него нет аппарата, процесса принятия решений, баз данных (хотя все перечисленное давно уже появилось, просто он называет это другими словами). Конечно, ему теперь требуются незатейливые компьютерные системки, хотя бы для того, чтобы держать под контролем взаимосвязи и конфликты в своей разросшейся системе, где действуют уже три с лишним сотни торговцев и пара тысяч производителей.

Но Вася не задумывается над понятийной квалификацией происходящего, над тем, что вовсю изобретает велосипед под названием “корпоративное принятие решений”. Ведь он сам все это построил собственными руками: он шел шаг за шагом, устранял очередную головную боль и вот наконец дожил до того момента, когда решил передать лично изобретенную предпринимательскую схему своим банкирам и собственной рукой превратил их в предпринимателей. Заветные Канары близки как никогда… А пока на буйную васину головушку рухнула масса забот, связанных с тем, чтобы эта возгонка осуществлялась успешно. Поэтому он тщательно отслеживает, насколько адекватно каждый из семи банкиров овладел его прежней формой деятельности. Но ведь на словах не передашь то, что изобретал и чему учился несколько лет. Приходится описывать и фиксировать все в нормативах, инструкциях, правилах, процедурах – за что боролись, на то и напоролись. Он должен бегать сверху вниз по четырем уровням иерархии и налаживать их взаимодействие. Это такое унылое занятие! (А для некоторых, наоборот, упоительное.)

Но важнее всего не это. Поскольку под ним все поднялись на один этаж, сам он тоже обязан подняться этажом выше, он не может остаться на том же уровне. Оставшись на прежнем уровне форм деятельности и пытаясь работать уже с 49-ю банкирами, он проиграет, ибо 7 из них теперь занимаются тем же, что и он, знают его секретное предпринимательское ноу-хау, и он ничем не лучше, не выше, чем они. Глядишь, кто-то из них его обыграет. А он не для того учился в Высшей школе экономики!

Итак, первое лицо превращается в конструктора корпорации. Теперь он обнаруживает наощупь, что такое корпорация. Он начинает понимать, что такое конструирование. Но, к сожалению, умеет это делать только эмпирически, на пальцах. Капитал его снова растет, но с этого момента начинается резкое отставание прибыли от его размера, линейность теряется окончательно. Усилия, которые он прилагает, чтобы капитал увеличивался, несоразмерны результатам.