172 3. Третий этап: корпоративное разрешение конфликтов и обмен информацией

Но мы решительно движемся вперед и снимаем аксиому 3. Снятие аксиомы 3 означает, что наши торговцы получают возможность кредитоваться у всех банкиров, какие только им подвернутся, а каждый производитель может отдавать свой товар на реализацию абсолютно всем торговцам, которые ему только известны. И в результате отменяется следствие 2, — интересы банкиров пересекаются (т.е. у некоторых появляются общие торговцы). Интересы торговцев тоже пересекаются (у некоторых появляются общие производители). Тогда выясняется, что в нашей замечательной трехэтажной корпорации, где все было так гармонично, где было три внутренних рынка и единый верхний уровень, который уже начал было косить в сторону корпоративного принятия решений, возникает конфликт интересов. Оказывается, что среди торговцев есть двурушники, из-за чего наши банкиры налетают друг на друга. И возникает каша.

Чтобы учесть конфликт интересов, бедному герою придется скрепя сердце проводить регулярные совещания и собрания. Т.е. при обнаружении прискорбного факта, что банкиры № 2 и № 6 вошли в конфликт, потому что у них появились общие торговцы (или по иным причинам), ему придется собирать их вместе. И это уже не попарные встречи с целью выявить риски вложения капитала в данного банкира, а скорее что-то напоминающее пресловутые “разборки” и “стрелки” часто уже в прямом, а не в переносном смысле. Наш авторитетный Вася должен служить арбитром.

Увы, теперь он вынужден признать, что на свете существуют торговцы. До сих пор он держался, как скала. Он имел дело только с банкирами, а кого они там кредитуют – его не касалось. После снятия аксиомы 3 Вася узнает, что его банкиры, оказывается, занимаются кредитованием торговцев, а эти торговцы сплошь и рядом им изменяют. В этих покуда незатейливых терминах он начинает обсуждать проблемы и принимать решения. Нехорошие слова еще не произнесены, но на самом деле то, что вырастает на глазах, есть уже эмбрион корпорации. Конкретнее, это становление корпорации лиц с общими интересами. У них в известном смысле общая собственность, все они занимаются тем, что управляют частями васиного капитала. Но управляют пока не лучшим образом — бόльшую часть времени тратят на то, чтобы вольно или невольно мешать друг другу. Каждый из них заинтересован только в своей части капитала. Вася является их единственным интегрирующим фактором, ибо он собственник всего капитала. Бедный Вася вынужден усадить их, объяснить всем, что у них общий интерес, обрисовать схему, по которой их конфликты бьют по нему, а он из-за этого лишается прибыли — и это бумерангом бьет по всем конфликтующим сторонам.

Но одновременно выясняется и очень интересная, приятная особенность. Благодаря тому, что волей-неволей эти банкиры, потом торговцы, а потом и производители встречаются между собой, они начинают (поначалу, может быть, стихийно, а потом и вполне сознательно) наряду с обменом кредитами и товарами делиться информацией о своих сегментах рынка. Сперва делятся поневоле, чтобы устранить конфликт интересов. Но позже выясняется, что ежели банкир такой-то хочет распространить свою деятельность на другой сектор торгового бизнеса, о котором ничего не знает, то среди шести других банкиров он может найти того, кто работает с торговцами этого сектора. И если они успешно взаимно кредитовались друг у друга, по почину Васи создав межбанковский внутренний рынок, и у них возникли начатки духа корпоративности, то теперь вполне можно поделиться и такой информацией.

Поэтому при снятии аксиомы 3 происходит формирование внутреннего информационного рынка с тремя уровнями иерархии (что я и написал в последнем столбце). “Внутренний информационный рынок” означает, что де-факто они обмениваются информацией не просто так, а чтобы более эффективно решать, куда вкладывать свои деньги, кому продавать товары, что и сколько производить; каждый из них получает информацию о тех секторах рынка, куда он до этого не был вхож, но хочет их завоевать.

ВОПРОС: А Вася раньше знал, что под его банкирами есть другие этажи?

ОТВЕТ: Конечно. Он же предприниматель, он знает, что экономика трехэтажна и т.д. Он знает все. Но не хочет лезть в детали, забивать голову частностями и заниматься нудными организационно-управленческими делами.

ВОПРОС: Вынужден ли Вася разбираться в деталях, чтобы разрешить спор?

ОТВЕТ: Для разрешения спора нужно сперва попарно, с каждым выяснять ситуацию, конъюнктуру, обстоятельства и природу конфликта. Естественно, в процессе он вынужден отяготиться знаниями, какие там есть торговцы и товаропроизводители. Затем приходится собирать вместе конфликтующие стороны… Одним словом, он вынужден двигаться вглубь.

ВОПРОС: Если он двигается вглубь, не нарушает ли он этим аксиому 2 (“7х7”)?

ОТВЕТ: Во-первых, эти аксиомы относятся к банкирам, а наш Вася – предприниматель, и на него это не распространяется. Он просто пытается сначала вести себя как классический бизнесмен. Он наследует эту форму. Но что бы он о себе ни думал, фактически он действует как предприниматель, находится этажом выше над классическими формами бизнеса. Так что эта аксиома его ничем не ограничивает.

Он не хочет с ними общаться, но вынужден. В том-то и дело! Я вам описываю логику движения. В процессе “разборки” с каждым из банкиров и выяснения, почему у них проблема с бизнесом, ему пришлось узнать, с какими сферами торговли и с какими торговцами они работают. Это началось еще на предыдущем шаге.

Но если вы вынуждены работать более чем с семью партнерами, вам не от хорошей жизни придется применять специальные информационные технологии – только и всего. Просто Вася-то изначально не хотел применять их вовсе. Он “волком бы выгрыз бюрократизм” (как писал Маяковский), если б мог. Если их больше, чем семь, вы слезаете с эмпирического уровня. Вы расстаетесь со славным миром, где лично знали каждого из семерых и принимали все решения интуитивно. Вы заводите базу данных, которая может быть и на 777 партнеров, и на 7000. Все зависит от того, какова сама база и насколько эффективно вы с ней работаете. У вас должен появиться администратор базы данных, который обязан заполнять на каждого из 777 партнеров таблицу, описывающую всю структуру его бизнеса, его клиентов, статистику за прошлые годы... Т.е. в принципе здесь нет никаких проблем, просто очень не хотелось с этим связываться.

ВОПРОС: Если Вася теперь занимается всеми делами сам, не выгоднее ли ему выгнать этих банкиров и общаться с торговцами напрямую?

ОТВЕТ: Да, он бы так и поступил, будь он в душе администратором. Но это не экономическое решение. А он по своему менталитету – бизнесмен и стремится до последнего не отказываться от своих принципов, которые состоят в том, что гораздо лучше управлять экономическими рычагами (я только кредитую; вы там что хотите, то и делайте; а я слежу, как у вас идут дела; как только у вас норма прибыли снижается, я перебрасываю деньги; а что там у вас внутри творится, я знать не хочу).

То, о чем вы говорите, будет, если он сразу перемахнет с третьего этажа на шестой, минуя все промежуточные. А я вам хочу показать эволюционный путь, по которому вынужден идти наш герой, не желающий так сразу расставаться с привычной, обжитой и до мелочей освоенной формой деятельности.

Вы не спешите! Если в автомобиле лопнуло колесо, вы именно его и меняете. Конечно, полезно было бы заодно, пользуясь моментом, перебрать двигатель или просто поставить более мощный, но это слишком дорогое удовольствие. Эволюционное, экономичное решение состоит в том, что вы всегда реагируете ровно на ту проблему, которая перед вами встала.

Поскольку перед нами проблема конфликта интересов, я решаю сейчас именно и только ее. Я устанавливаю правила разрешения конфликта интересов между участниками данного этажа. Эти правила могут быть описаны как процедуры (вспомните “systems & procedures”). Наконец, скрепя сердце я нанимаю какого-то клерка, который фиксирует на бумаге первую процедуру. Она состоит в том, что раз в месяц (или при обнаружении, что число конфликтов перевалило через десяток, или при падении нормы прибыли ниже такого-то процента) я в установленном порядке созываю межбанковскую и межторговую “стрелку”. И далее записано, что они все собираются там-то (в ДК “Прожектор” или еще где-то), что председательствующий выбирается методом бросания костей, что заполняется такая-то пустографка и т.п.

И мы получаем (см. таблицу) строку 4, последний столбец – “внутренний информационный рынок с тремя уровнями иерархии”. Теперь не только банкиры, но и торговцы и предприниматели вовлечены в решение проблем. Хотя еще далеко до процесса принятия решений, как его понимает наша вуменеджерка. Она уже проделала свою часть долгого пути, ожидая, когда к ней эволюционно подгребет суженый Вася. Для нее процесс принятия решений – это описываемая концептуально и функционально сложная форма деятельности. Для всех же васиных соратников отличие пока лишь в том, что раньше они на глаз прикидывали: “Так… У этого я покупаю столько-то чайников, а у этого столько-то чемоданов и везу в Коньково”. Теперь же для подсчета чайников они забивают стрелки нового типа. Попарно, по трое, по семеро они садятся и обсуждают взаимные претензии, конфликты интересов, а заодно и предлагают: “Старик! Ты, говорят, давно торгуешь калошами, а я вот рад бы тоже (лишние деньги завелись). Ты расскажи, а я тебе за это раскрою ноу-хау, как торговать чемоданами”.

То есть банкир №3 кредитовал семерых торговцев, все они занимались обувью. А теперь он схватился с банкиром №4, который опекает торговцев верхней одеждой. И в ходе перебранки они вдруг выяснили, что каждый имеет представление об определенном сегменте рынка, где обращается торговый капитал, и что они в принципе имеют обоюдный интерес. То есть каждый из них мог бы рассказать другому часть того, что он знает про свой сегмент, и допустить его туда на определенных условиях. И если даже они по жадности не захотят этого делать, наш Вася, который быстро смекнул, что это очень выгодно, заставит их.

Итогом целой серии разборок, после которой Вася опять уезжает на Канары, является иерархическая многоуровневая система совещаний, на которых банкиры собираются вместе, решают все внутренние противоречия, договариваются, меняются информацией. И за счет этого обмена каждый получает более выгодные способы вложения своего капитала в ту часть рынка, которую раньше контролировали другие банкиры. То же самое повторяется на этаже торговцев и производителей.

И это все уже является шагом в роковую сторону корпоративного принятия решений, потому что они теперь представляют собой не что иное, как собрание лиц, заинтересованных друг в друге, связанных круговой порукой и образующих некоторую частную подсистему экономики. Поэтому они являются зародышем корпорации, просто эта корпорация растет не столько снизу вверх, сколько сверху вниз. По мере того как Вася получает все больше денег, он вынужден интенсифицировать свою деятельность по их выгодному размещению. Но он по-прежнему хочет работать с семью банкирами. А чтобы эти семеро глотали все больший и больший объем его кредитов, он должен устраивать все более изощренную систему их прокачивания. Для этого он лезет по цепочке проблем вниз, вниз и вниз. Для этого он шаг за шагом вовлекает в эту деятельность сначала торговцев, а потом и промышленников. А цель у него одна – прокачивать через те же семь труб все большее количество жидкости. Он же богатеет, наш бедный Вася!

ВОПРОС: А не имеет ли смысл поднять пирамиду еще на один уровень — чтобы банкиры работали так, как теперь работает Вася?

ОТВЕТ: Вы угадали совершенно точно. К этому все идет. Но подождите, будем двигаться шаг за шагом. Вася загорает на Канарах и ни о чем таком думать не хочет, как вдруг его мобильный телефон мерзко пищит и ему сообщают очередное пренеприятное известие об отмене следующей аксиомы. Однако покуда этого не происходит, наш Вася не только держится за принципы, но и не желает отрывать зад от лежака.

Я нарочно взял не очень положительного героя. Он – коммерческий супермен, но корпоративно инфантилен. Как вы помните, я начал с того, что он совершенно не созрел для большой любви с нашей вуменеджеркой. А вот теперь жизнь, обстоятельства подталкивают его если не к пониманию, то к предчувствию, что они созданы друг для друга. Но пока встреча еще впереди.