168 4. О характере работы с моделью

Теперь давайте учтем, что Вася очень умный человек, он последователен, что он принципиальный противник любого менеджмента, любой регламентации принятия решений. Он не хочет иметь дело с информационными поисковыми системами, не намерен тратить время на компьютерные базы данных, не желает вступать с партнерами и сотрудниками в какие бы то ни было отношения, кроме чисто экономических.

Так вот, я хочу показать, как жизнь толкает бедного Васю к тому, чтобы постепенно перейти от чисто экономических отношений к самому настоящему корпоративному принятию решений, разрабатывать процедуры, строить информационные системы, вовлекать туда своих банкиров, торговцев, производителей. И в конечном счете жизнь заставляет его вступить в альянс с высоколобой вуменеджеркой (со всеми ее генетическими принципами, библиотеками моделей и прочими заморочками).

Мы будем поочередно снимать, отменять аксиомы одну за другой, шаг за шагом возвращаясь от искусственной простоты модели к реалиям современной экономики. Каждый такой шаг будет усложнять жизнь метабанкира Васи и вынуждать его к разным ухищрениям и уверткам.

Ну, например, Вася в полном соответствии с моделью исходит из того, что прибыль каждого из уполномоченных семи банкиров прямо пропорциональна вложенному капиталу (аксиома 4). И вдруг в какой-то момент икс банкир № 1 говорит:

– Я в прошедшем квартале заработал не 5 %, а 4 %.

– Как?! – восклицает метабанкир Вася – Почему?!

– А так. Рынок узок, конкуренты заели.

– Какие-такие конкуренты? – спрашивает упавшим голосом метабанкир Вася, который в первый раз о них услышал. И вот выясняется, что аксиома 4 неверна. Оказывается, есть некоторая зависимость прибыли от размера вложенного капитала. Например, чем больше капитал, тем она меньше. И эта зависимость, к тому же, нелинейна. На графике она может быть даже волнистой линией, то есть возрастать и убывать попеременно. И наш несчастный банкир Вася вынужден учитывать это.

Или возьмите аксиому “непересекающихся интересов” (3). Он мирно работает с семью банкирами, исходя из того, что у каждого из них кредитуется семь разных торговцев, и тут вдруг оказывается, что какой-то ушлый торговец Труфальдинов ухитрился работать сразу с двумя его банкирами. И они стали собачиться из-за того, что их интересы столкнулись. Не говоря уже о такой кошмарной ситуации, когда некоторые банкиры начнут напрямую работать с производителями, минуя торговцев…

Я предлагаю, играя по этой схеме, построить последовательность усложняющихся жизненных ситуаций метабанкира Васи, из-за которых он вынужден раздувать свой аппарат и шаг за шагом двигаться к корпоративному принятию решений. При этом надо играть честно, т.е. исходить из того, что метабанкир Вася – индивидуалист до костного мозга, притом очень умный, хитрый, виртуозно изобретающий экономические финты и уловки и он будет биться до последнего, чтобы откреститься от любой коллегиальности и все решать единолично. Цель данной игры в том, чтобы понять, каким образом, откуда вырастает феномен, который я назвал “корпоративным принятием решений”.

Нам надо попытаться выстроить последовательность форм, заполняющих пропасть между моделью, которую я только что описал (условная модель “экономики” в кавычках, где не надо предпринимать никаких действий, кроме умножения своего капитала путем деления его между семью банкирами), и изощренным миром концептуальных методов корпоративного принятия решений.

И чем больше будет промежуточных ступенек, тем детальнее, подробнее вы будете видеть естественную эволюцию, прорастание новых форм деятельности. В дальнейшем можно было бы сопоставить математически построенную последовательность с тем, как формы менеджмента развивались в реальности. В прошлых лекциях я говорил, что рассмотрение эволюции форм менеджмента (отечественного и западного) – это отдельная специальная задача, имеющая прямое отношение к нашему предмету. То, что мы с вами делаем сегодня, можно рассматривать как заготовку для курса “Эволюция принятия решений в современном предпринимательстве”.