167 3. О различии между “решением” и “корпоративным принятием решений”

Перед тем как идти дальше, хотел бы чуть уточнить интуитивно ясное различие понятий “решать” и “принимать решения”. Чем занимается Вася? Принимает ли он решения? Имеется голодный буриданов осел, который стоит строго посередине между двумя охапками сена, в поле зрения у него обе охапки, и он должен каким-то образом выбрать либо одну, либо другую. Есть много трактатов, гипотез о том, как он это делает. Я думаю, вряд ли наш осел принимает решения по схеме системного анализа, то есть вряд ли он порождает древо альтернатив, выдвигает цели, накладывает критерии. Решение – экзистенциальный акт. Субъекта озаряет нечто свыше. Решение имеет место, если смотреть со стороны. Однако для “решателя” оно может и не осознаваться как таковое – или он повинуется подсознательному импульсу, или ему на ухо шепчет даймон, или он все это делает интуитивно. Так вот, когда Вася тем или иным способом выбирает банкиров, то почти наверняка тоже не строит никаких деревьев альтернатив, не формулирует критериев, равно как и не изучает личностные типы банкиров, не читает Юнга[1] и Фрейда[2]. То есть Вася, конечно, как-то полуинтуитивно решает, сколько и кому дать денег, но он не принимает решений в строгом смысле слова.

Как я уже говорил, принятие решений в корпорации – это коллективная деятельность, иерархически организованная в пирамиду уровней компетентности. На ее вершине сидит некое “первое лицо”, для которого готовится проект решения. Это многоступенчатый процесс с использованием сложных методов, компьютеров, который воплощается, в конечном счете, в том, что начальнику на серебряном подносе приносят набор документов на подпись и говорят: “Вот формулировка проблемы, вот проект решения, а вот необходимые приказы, постановления и инструкции”. Он внимательно перелистывает документы, задает вопросы: “А на основании чего вы это решили? А другие предложения были? А вот этот критерий вы применяли?” Он также стремится выяснить, чем грозит ему ошибка: посадят ли его в тюрьму, потеряет он всю прибыль или только часть. В конце концов он говорит: “Да! Я принимаю это решение”. Это многосмысленное выражение. Оно означает то, что он действительно принял решение в смысле “решил”. Но это значит, главным образом, и то, что он принял его от сотрудников, от тех, кто проделал всю необходимую аналитическую работу, подготовил проект решения и принес, и что он принял его как свое — и тем самым принял на себя всю ответственность за это решение. Принятие на себя ответственности за выработанное коллегиально решение означает как то, что он получит наибольшую часть вознаграждения в случае успеха, так и то, что приобретет максимум головной боли и больше всех шишек, если решение окажется неверным. Жизнь жестоко отомстит прежде всего субъекту “принятия решения”, а уж потом тем, кто его готовил. Они, конечно, ответят перед начальником, но он ответит перед Богом или вышестоящими органами.

Конечно же, наш банкир Вася кое-что решает, но он не принимает решений.