166 2. Учебная модель “экономики без менеджмента”

Начнем с гипотетической элементарной ситуации, в которой не приходится говорить не только о корпоративном принятии решений, но и о менеджменте вообще. Скажем, имеется единственный банкир или инвестор, который все решает сам. И аппарат для принятия решений тоже отсутствует. Никто из его штата в этом процессе не участвует, разве что путем доставки ему чистой бумаги и скрепок. А весь штат – это сторож и уборщица в офисе, где он сидит, секретарь-машинистка, телохранители и водитель – то есть его личный персонал.

Давайте встанем на точку зрения бизнесмена, который не просто не желает заниматься корпоративным принятием решений, но патологически ненавидит любой аппарат, считая его источником зол и бед, и стремится строить все отношения в фирме на чисто экономических основаниях.

Итак, у нашего Васи есть первоначальный капитал, который он заработал на спекуляциях или успешно взял у государства кредит и не вернул. И он хотел бы, чтобы эти деньги работали сами по себе, а он бы жил на Канарах. Поэтому он находит семь знакомых банкиров и каждому из них дает в кредит часть своей суммы. В принципе, теоретически ему надо было бы найти всего лишь одного, у которого максимальная норма прибыли. Но поскольку Вася слыхал, что банкирам свойственно иногда разоряться или умирать, он просто кладет все яйца не в одну корзину, а в семь разных. В семь, а не сто семь, потому что, как учит наука управления, человек в состоянии иметь дело в среднем с семью партнерами или подчиненными. Вот он распределил все деньги, а сам уезжает на Канары, оставляя своей великолепной семерке номер счета, для перечисления процентов.

Можно показать, как под грубым давлением различных факторов и сторон реальности Васе приходится добавлять в свой аппарат все больше людей, а самому все глубже влезать в дела своей семибанкирщины, шаг за шагом вынужденно вовлекая их в интимный процесс принятия решений. И в результате постепенно вырастает целая пирамида взаимосвязанных форм деятельности.

Для этого рассмотрим крайне примитивную, условную модель “экономики” из пяти аксиом. У меня не было времени их критически обозреть, и, возможно, они местами противоречат друг другу или пересекаются (так, например, заметно, что аксиома 5 связана с аксиомой 4). Конечно, вы, как и я, понимаете, что любая из пяти аксиом является грубым упрощением с точки зрения эмпирической реальности, причем с наложением каждой последующей наша модель все более вопиющим образом отклоняется от нее.

Аксиома 1 (“Аксиома пирамиды”)

“Экономика” состоит из трех этажей: банкиры (верхний), торговцы (средний) и товаропроизводители (нижний). Банкиры кредитуют торговцев, но не кредитуют производителей. Торговцы реализуют товар производителей. Соответственно нет никакого рынка ценных бумаг, акционерного капитала. Если ты – банкир, то банкир, если торговец, то торговец, если производитель, то производитель, и точка.

Аксиома 2 (“Аксиома 7х7”)

Каждый банкир кредитует не более семи торговцев, которых знает лично. Каждый торговец реализует товар не более чем семи производителей, которых он знает лично. Все исключительно свои, все знают друг друга, а иначе как доверять? (Следствие 1: число торговцев t меньше или равно 7b + m, где b – число банкиров, m – число торговцев, не берущих кредитов; число производителей меньше или равно 7t + n, где t – число торговцев, n – число производителей, самостоятельно реализующих произведенный товар.)

Аксиома 3 (“Аксиома непересекающихся интересов”)

Каждый торговец берет кредиты только у одного банкира (либо не берет их вовсе). Каждый производитель отдает свой товар на реализацию только одному торговцу (либо реализует его сам). (Следствие 2: интересы банкиров не пересекаются; интересы торговцев в сфере покупки товаров у производителей также не пересекаются. Хотя в процессе продажи этих товаров их интересы пересекаться могут.)

Аксиома 4 (“Аксиома линейного роста”)

Прибыль банкиров прямо пропорциональна вложенному капиталу (т.е. 100 вложил – 105 получил; 1000 вложил – 1050 получил). Прибыль торговцев прямо пропорциональна массе реализованных товаров.

Аксиома 5 (“Аксиома экстенсивной открытости”)

Предложение товаров и спрос на них стабильны и не ограничены. Как, кому и куда торговцы продают товары, где, как и из чего производители их производят – в модели вообще не рассматривается. Это нас не интересует. У нас есть абстракции спроса и предложения. Т.е. все расширяется в дурную бесконечность. Стоит появиться еще одному торговцу, желающему “почелночить”, как тут же обнаруживаются производители с кучей нереализованных товаров и рынки, где их страждут купить.

Как видите, это пародия на экономику — от настоящей экономики здесь почти ничего не осталось. Но зато в этой и только в этой вопиюще дегенеративной модели действительно никакое регулярное принятие решений (ни индивидуальное, ни корпоративное) не требуется. Банкиру Васе почти ничего не надо делать. Он только проверяет, не помер ли кто из его семерки и не наехала ли на кого машина или чужая “крыша”. Ибо единственное, чего я не предположил в аксиомах, – что семеро банкиров бессмертны и неуничтожимы. Поэтому как только один из банкиров умер или как только у него почему-либо понизилась прибыль, Вася, раз в год возвращаясь с Канар, передает соответствующую часть своего капитала в управление новому партнеру и продолжает отдыхать.