154 3. Кризис концептуального проектирования: объективные причины

Так что же случилось с системным направлением в западном менеджменте? Когда я попросил коллег-концептуалистов, которые бывали на Западе в последние годы, сделать обзор ведущих направлений менеджмента, с их слов мне предстала удручающая в своей незатейливости картина. На вооружении – весьма примитивные методы, которые часто выглядят как некоторая деградация даже по отношению к системному анализу 60-х. Это касается не только легкого стрелкового оружия, но и дальнобойных гаубиц.

Ныне на Западе широкой популярностью пользуются программные комплексы типа системы R/3, разработанной корпорацией SAP. Это транснациональная корпорация со штаб-квартирой в Мюнхене. Вы можете найти ее страничку в Интернете: www.sap.com. R/3 – это могучий программный продукт (который в полном варианте стоит сотни тысяч долларов), компьютерная система обработки всей регламентирующей документации. Она не является системой концептуального проектирования форм деятельности по той банальной причине, что там всего одна базовая концепция, нет библиотеки моделей, а принцип порождения документов не является полной реализацией генетического принципа. Т.е., с излагаемой точки зрения, это достаточно примитивная система работы с регламентацией, которая, тем не менее, пользуется бешеным успехом, раскупается крупными фирмами. И корпорация SAP, которая продает этот программный продукт, является одной из самых богатых и притом быстрорастущих в мире.

Справедливости ради стоит сказать, что прикладные системы интеллектуального уровня R/3 бурно развивались в СССР с начала 70-х, образуя сгущающийся планктон, силурийскую флору и фауну того океана, в котором одиноко плавал кит концептуального проектирования. Не означает ли это, что его час, пусть и с двадцатилетним опозданием, все же приходит?

Есть свидетельства в пользу того, что элементы концептуального проектирования существуют, они разрабатываются в недрах ТНК. Приходится сталкиваться с отдельными корпорациями, которые, похоже, ведут себя, как оборотни. Но нельзя сказать, что это является массовым, типичным классом организаций. Точно известно одно: все это направление, которое возникло на фундаменте систем и процедур и бурно развивалось, в современном западном менеджменте захирело. Собственно системы и процедуры и поныне существуют повсеместно в качестве общепринятого элемента организационной культуры, но они остались на уровне ручной, полукустарной деятельности. А все, что было выше этого, либо вымерло, либо ушло куда-то в специфические области, где скрыто от постороннего взгляда.

Итак, объясняется ли исчезновение концептуального проектирования тем, что всех ведущих системщиков взяли на работу в ЦРУ или транснациональные корпорации, а там засекретили (пусть даже известно, что некоторых точно взяли)? Или тому можно предложить и менее конспирологические, более приземленные объяснения?

Если Данила-мастер в расцвете сил и в разгар работ над малахитовой чашей исчезает – его необязательно забрали в Медную гору[8], возможны и иные причины, попрозаичнее. Некое направление деятельности может, к примеру, “выйти из моды” вопреки веским соображениям рациональности и целесообразности. Миллионы пожилых гражданок в позднем СССР стыдливо донашивали вполне добротные сапоги-чулки. А на Западе их в один прекрасный день просто выбросили на помойку.

Один из банальных сюжетов вполне мог состоять в том, что к середине 70-х сложность системных разработок стала чрезмерной, практика менеджмента перестала проглатывать и усваивать результаты стремительного развития теории, и в отсутствие платежеспособного спроса на авансцену вышли примитивные, менее эффективные, но гораздо более дешевые методы, а лидеры системного движения просто разошлись с тем, что называется простым русским словом “мейнстрим”. Т.е. базовая часть менеджмента как прикладной дисциплины двинулась к кассе по пути наименьшего сопротивления. А выдающимся системщикам с их концептуальными прожектами деньги платить перестали, сказав: “Ну, братцы, это уж вы загнули, втроем не разогнуть!” – и те вымерли как динозавры.

Итак, есть вполне правдоподобная гипотеза, которую в первую очередь надо бы проверить: на пути к практике концептуальное проектирование столкнулось с рядом конкретных внутренних и внешних проблем, которые до последнего времени оставались непреодолимыми. Тем паче некоторые из них видны невооруженным глазом. К их анализу мы и перейдем.