153 2. Кризис концептуального проектирования: конспирологическая версия

Первое и самое тревожное объяснение таинственной пропажи: ситуация аналогична известной истории с работами по атомному ядру.

Во времена предвоенные и военные существовала пристойная академическая наука – ядерная физика. Среди ученых-атомщиков были такие, как супруги Кюри, Гейзенберг, Нильс Бор, Оппенгеймер и проч. Все они занимались ядром атома, которое тогда представлялось чем-то заоблачно-теоретическим из сферы эйдосов. Но когда наиболее проницательные ученые осознали возможность цепной реакции, как только стало понятно, что эти далекие от жизни академические работы на самом деле весьма близки к практике и могут быть основой создания смертоносного оружия, все они немедленно были засекречены.

Поэтому одно из объяснений одновременного исчезновения с горизонта всех системщиков (конспирологическое) заключается в том, что их забрали в подземные бункеры, где загадочная западная то ли техноструктура, то ли элита, то ли масоны разрабатывают высокоэффективное, беспощадное организационное оружие. Они уже давно проектируют и перепроектируют весь мир по образцу корпорации, описанной Лемом в истории про корпорацию “Бытие”[7]. В нашей литературе и журналистике и сегодня можно встретить рассказы или легенды о том, что на Западе создано организационное оружие и что все у нас происходящее давно отражает не естественный ход вещей, а спроектированные и перепроектированные сценарии, и мы находимся в ситуации управляемого развала. Это одно объяснение. Для пущей понятности я его нарочно окарикатурил, упростил до крайней степени.

И до сих пор нет однозначного ответа на вопрос, так это или не так. Все попытки упомянутого коллектива разработчиков объяснить нашим компетентным органам, что надо создать специальные подразделения, которые будут безотлагательно заниматься этим вопросом, ни к чему не привели. Не нашлось способа объяснить руководству, что такое генетическое проектирование, что такое библиотека моделей и т.п. К тому же все начальники были как всегда очень заняты.

А вопрос не снят. И поныне многие объясняют то, что случилось с нашей страной, применением против нас организационного оружия. Метод концептуального проектирования организаций может быть использован двояко: либо в прямом варианте, т.е. для повышения эффективности собственных организаций, либо в агрессивном – для планирования спецопераций или теневого проектирования. Теневое проектирование – это, грубо говоря, когда вы применяете метод не только и не столько для проектирования вашей социальной реальности (скажем, для укрепления социальной солидарности, по Дюркгейму), сколько для того, чтобы проектировать сценарии управляемой эволюции вашего партнера или соперника. При этом вы можете проектировать развитие “с точностью до наоборот”, то есть разработать для него процесс медленной деградации.

Есть немало людей, которые убеждены, что против нас начиная с 70-х годов в больших масштабах и систематически применялось организационное оружие. На уровне философских разговоров эта гипотеза не может быть ни доказана, ни опровергнута. Можно только препираться на почве ценностей и вкусов. Кому-то симпатична идея: мы такие большие, хорошие, могучие – а что же мы тогда развалились? Кому-то эта идея противна и он говорит, что, наоборот, надо исходить из собственных недостатков, нельзя приписывать злые намерения окружающим странам: они, конечно же, не против, чтобы мы слегка подразвалились, но не до такой же степени, – и так далее. Это все разговоры. Подобные гипотезы являются вненаучными и нуждаются в разработке адекватных способов верификации. Слово “вненаучный” не означает “плохой”. Оно означает, что классическая наука бессильна при описании и изучении рефлексивных процессов, в которые вовлечены субъекты, ведущие разведку и контрразведку, подстраивающие друг другу ловушки и взаимно разгадывающие планы. Живем ли мы в мире, где действует пресловутая корпорация “Бытие”? Потому ли миссис Смит разлюбила мистера Смита, что он был придурок, или потому, что мистер Браун, подлец такой, любимую Украину у нас увел, спроектировав соответствующую геополитическую реальность, и наше многовековое братство пало жертвой заговора? Это нужно проверять специальным образом. А проверка этого посредством создания парламентских комиссий бессмысленна: парламентская комиссия не знает, что такое генетическое проектирование и о чем там писали Бурбаки, а на коленке геополитических проектов не построить, даже если очень-очень хочется и есть финансирование по открытой смете.

ВОПРОС: Поясните, пожалуйста, понятие “организационное оружие”, если можно, на примере.

ОТВЕТ: Имейте только в виду, что это не моя идея и я сам могу понимать ее неправильно. Так вот, берется, например, понятие “эволюционный распад” и на его основе осуществляется проектирование и управление некоторой социальной системой откуда-то извне. Внешне все выглядит вполне естественно, бывает же эволюционный распад биоценозов. Вот есть биоценоз, и он примитивизируется: сначала все сложно цветет и пахнет, бегает много разнообразной живности, но постепенно начинается деградация…

Вспоминается картинка из жизни проектного института Госстроя, в котором наш сектор концептуального проектирования работал в конце 70-х. В институте происходил эволюционный распад. Наш зам. зав. сектором Виктор Васильевич – талантливый экономист (ныне он протоиерей) — был делегирован в партком. Он должен был быть нашим лазутчиком, предупреждать об опасностях и по возможности их предотвращать. А партком размещался в основном здании института, и милейший Виктор Васильевич как зам. секретаря по идеологии половину времени пребывал там в качестве Штирлица.

Однажды, робко пробираясь по институтскому коридору, я встретил его и попросил рассказать об обстановке (что вообще творится, что нам угрожает?). В ответ он после тягостной паузы со страдальческим выражением лица произнес фразу, которая запомнилась мне на всю жизнь: “Всех маленьких, теплых, пушистых зверьков… уже сожрали!”

Вот что такое эволюционная деградация. Т.е. сначала появляется хмурая крыса величиной с собаку, которая деловито пожирает зайчиков, белочек и синичек. Потом полутораметровый бурьян и лопухи вытесняют все лютики-цветочки и разнообразные ромашки, идет деградация фауны и флоры, и уже через 10 лет на месте цветущего лесопарка мы находим пустырь, где растет чертополох, бегают одинаковые поджарые крысы, а в ядовитых лужах плавает бычок ротан, который пожирает икру всех видов рыб и может жить даже в бензине.

Идея организационного оружия подразумевает, что где-то за морем сидят коварные масоны или хищные транснациональные корпорации, которые по той или иной причине хотят существующий тип нашего социума постепенно разрушить и извести, а потом насадить здесь другие социоценозы, более выгодные им.

Они разработали проект-сценарий управляемой деградации, который тайно реализуется. Мы-то, бедные, думали, что Михаил Сергеевич, Борис Николаевич и проч. пекутся об отечестве, составляют программы управляемых модернизаций и шоковых терапий... А на самом деле все они являются пешками в этой игре.

Организационное оружие – применение системного проектирования для того, чтобы некое общество, организацию, фирму, семью (задача не обязательно глобальна) извести. Может быть и смешанная ситуация. Например, одни масоны желают нас извести, а другие, напротив — тайно облагодетельствовать и направить на путь истинный. Или есть два владеющих концептуальным проектированием ордена тамплиеров и розенкрейцеров, которые желают нам блага, но каждый на свой лад. А в результате столкновения альтернативных проектов облагодетельствования мы рассыпаемся на части.