148 4. Теоретическое представление концепций

Каким образом можно сочетать фантастический принцип генетического проектирования и принцип библиотеки моделей? Оказывается, очень просто. Из математики известны формальные аксиоматические теории: например, есть геометрия Евклида и геометрия Лобачевского, существуют разные аксиоматизации самой евклидовой геометрии. В каждой из аксиоматических геометрий есть набор неопределяемых понятий, таких, как точка, прямая, плоскость. Есть набор аксиом, которые связывают эти понятия в рамках теории. Пример аксиомы: через две точки можно провести одну и только одну прямую. Почему? Это аксиома! И есть правила логики, по которым вы можете из этой аксиомы вывести все следствия. И все остальное, что в этой теории верно, доказывается с помощью логики. То есть теория может состоять из сотен, тысяч утверждений, которые описывают, что такое дверь, окно, потолок, каковы их свойства. Грубо говоря, проект организации тоже можно рассматривать как некую теорию, где имеется несколько неопределяемых понятий и аксиом, – это генотип, а все остальное является следствием или описанием в этих терминах. Поэтому если вы логически непротиворечивым путем из законов геометрии и физики извлекаете устройство этого здания, то оно стоит и не падает. Если же вы ошибетесь в чем-нибудь, то оно обрушится вам на голову.

Так вот, проект организации нужно строить именно таким путем. Базовая концепция – набор из нескольких понятий и аксиом, которые связывают эти понятия определенным образом. А все свойства организации (в частности, все оргпроцедуры) должны иметь характер теорем, которые формулируются с помощью исходных и производных понятий и по правилам логики выводятся из аксиом теории. Точно так же и каждое новое понятие в проекте должно быть производным, то есть определяемым через исходные неопределяемые понятия, которые находятся в базовом словаре – тезаурусе.

Таким образом, концепция должна состоять из базового словаря, где определяется, что такое “организация” вообще, что такое “российская организация”, что такое “коммерческая организация” и т.п., и соответствующих аксиом. И весь набор систем и процедур является следствием принятых оснований. Генетическое проектирование подразумевает, что, во-первых, у вас есть целая библиотека концепций и, во-вторых, есть средства – логические, математические, компьютерные, – которые позволяют очень быстро автоматически получить из базовой концепции весь организационный проект и не мучиться. Вы включаете компьютер, и если все сделано правильно, то из принтера выползает 750 километров бумаги, которая в совокупности представляет собой ваш проект. Он разбит на странички, на каждой написано “Процедура номер ...”. Т.е. вся эта суета по поводу отдельных процедур и даже их систем исчезает. Вместо нее возникает автоматизированное проектирование организации. Ее руководитель становится генеральным конструктором, который занимается принятием принципиальных конструкторских решений по поводу того, как должна развиваться его организация.

Например, вы работаете на фондовом рынке. Выясняется, что начинается массовый переход на электронные биржи, а у вас куча многодетных брокеров, которых надо кормить и поить. Собирается совет директоров, принимающий стратегическое решение – срочно перепроектировать организацию таким образом, чтобы она смогла выжить в мире электронных бирж. Или более примитивно: нужно срочно перебегать с валютного рынка на рынок ГКО. Для этого, вообще говоря, тоже придется очень быстро и эффективно изменить всю организацию. Совет директоров принимает принципиальное решение откорректировать базовую концепцию, а все остальное делается автоматически. Если сегодня вы приняли стратегическое решение, завтра каждый из сотрудников получит информацию на полстранички: “Внимание! В разделе регламента, относящемся к сфере вашей компетенции, поменялись процедуры №№…Основание – решение Совета директоров №… от… В текст соответствующих должностных инструкций уже внесены изменения. Хотите – верьте, хотите – проверьте”.

Вопрос: А каким образом это делается на практике? Ведь невозможно такую мощную структуру, которую из себя представляет организация, так легко свернуть в концепцию, внести это изменение, а потом развернуть. Это же все годы и годы.

Ответ: Нет, все не так страшно. Коль скоро концепция представлена в виде формальной аксиоматической теории, то каждая организационная процедура – это определяемые понятия и доказуемые теоремы. Но тогда задача решается в принципе просто. Когда вы меняете какую-либо теорему, вам довольно легко отследить, какую аксиому нужно поменять, чтобы теорема изменилась требуемым образом. Не изменив аксиомы, вы и теорему не сможете изменить: если дважды два – четыре, то вы не получите дважды два – пять, покуда не поменяете одну из аксиом. Таким образом решается задача, обратная доказательству теоремы. Когда вы доказывали теорему, то выводили ее с помощью системы логических посылок из набора аксиом. Меняя теорему, вы движетесь в этой же последовательности назад и видите в конце концов, к какой аксиоме ведет логический след.