06-02-04. Бюджетный рубль

Ещё один вид – бюджетные деньги. Посмотрите, с каким тщанием выстроена система тотального контроля над оборотом бюджетных денег.

Часть своих денег – кэш от продажи товаров, положенный на счёт, – вы должны превратить в бюджетные, называя их отныне налогами. Деньги автоматом стали другими. Вы уже не можете их забрать из ящичка «Налоги» и свободно распорядиться, потому что придут и посадят за сокрытие налогов.

Про налоги. В 1996-97 гг., когда тема НДС встала очень остро – он тогда был большой, 28% – у многих возникали кассовые разрывы, не хватало денег на уплату НДС. Люди начали хулиганить, зажимая НДС-деньги. Страдал бюджет, начались преследования.
Родилась прекрасная схема, которую, к сожалению, власть не поддержала. Раз организация умеет открывать в банке обычный счёт, и даже необычные – транзитный, расчётно-кассовый, мультивалютный, бюджетный (для работающих по госзаказу), почему бы ей не открыть ещё один счёт – налоговый? Причём только для НДС, остальные налоги предприниматель сам должен в какой-то момент отделить от остальной денежной массы. НДС устроен особенно: к цене продукта вы автоматом добавляли 28% и должны были в учёте показывать их отдельно. Т.е. писали: получил N-денег за товары и 28% N в виде НДС. При этом при производстве товаров заплатил за сырьё n-денег и 28%-n НДС. Разницу 28%N и 28% n плачу в бюджет.
На уровне учёта разделение уже произошло. Теперь давайте разделим физически два контура, чтобы с налогового счёта нельзя было снять наличные, оплатить закупку техники и т.д. Можно лишь дать поручение банку заплатить на НДС-счёт своего поставщика. Система становится прозрачной. Это хорошо для государства. Но мы же не только альтруисты, в этом была выгода и для нас – участников денежного оборота. В стране не хватало денег на расшивку платежей, потому что все деньги перемешаны, и инфляция съедает в том числе НДС-деньги. Давайте НДС-деньги защитим, за счёт этого освободится 28% просто-денег, а значит, на столько же можно поднять сумму реального денежного оборота.
НДС же в то время собирался вполовину, т.е. процентов 14. И после этого вы хотите, чтобы у вас инфляция была меньше 14%? Ведь ЦБ изначально печатает денег на 14% больше, чем надо. «Нулевая» инфляция в этом случае будет равна 14%! А нужно было разделить деньги, обслуживавшие реальный хозяйственный оборот и оборот, связанный с обязательствами перед государством. Точно так же, как мы научились разделять наличные и безналичные, валютные контуры и т.д.

Заход денег в бюджет – первый вариант, когда они теряют свойства обычных денег.

Дальше: внутри бюджета деньги идут по очень сложным процедурам, ни один банк туда не допущен. Для них создана собственная операционная система – Казначейство, где деньги проходят по бюджетам всех уровней и доходят до бюджетополучателя. При этом деньги приходят только к тому, кто имеет право быть бюджетополучателем и состоит в списке. И после этого вы хотите сказать, что это одни и те же деньги? Более того, стать бюджетополучателем очень сложно. Например, в этом случае я, как правило, не могу вести коммерческую деятельность. Иначе контур бюджетных денег слился бы в моей лавке с контуром обычных денег. Понимая слабость информационных систем, шлюзов, государство говорит: хочешь быть бюджетополучателем – никакой коммерческой деятельности. Для некоторых, правда, сделано послабление.

Сейчас Сбербанк и ВЭБ получали большие деньги под восемь с небольшим процентов с тем, чтобы раздать их другим. Товарищи снизу уже жалуются: банк говорит – можем дать кредит не меньше чем под 20%, но у вас нет залога – значит, под 40% и выше. – Как же вы мне даёте 40%, если сами получаете под 8%? – У банка есть внутренняя политика: все деньги, независимо от того, откуда пришли, поступают в единое казначейство, которое передаёт их в блок управления деньгами, торгующий по своим правилам. А правила кредитования у нас для всех одинаковы.
Для них это одинаковые деньги. Государство, когда выдавало, говорило: мы даём их вам специально, чтобы вы их расшили. Но государство забыло сделать то, что умеет делать с бюджетными деньгами: оно их не пометило, не сказало – отчитайся за каждый полученный по государственной разнарядке рубль.