139 1. Концептуальное мышление

Поскольку наш с вами парусник движется против тяжелого ветра предрассудков, названного капитаном Врунгелем “вмордувинд”, приходится перемещаться короткими галсами от практики к теории и назад. Малая порция теории сейчас будет в самый раз.

Есть такой страшный зверь, который называется “концептуальное мышление”. Концептуальное мышление в философии, грубо говоря, — это уровень, на котором мы подходим к Канту. Концептуальное мышление — вещь очень простая. Подавляющее большинство людей им не владеет. И я не жду, что вы чудесным образом им овладеете, внимая моему повествованию. Глупо надеяться, описав на словах какой-нибудь классный прием из У-шу и даже не помахав при этом руками, что вы послушаете и тут же сможете троих уложить на месте.

Нормальные люди (99% наших сограждан, 99,9% людей, живших до нас) искренне уверены, что есть Бытие как таковое, что им дано его созерцать непосредственно, оно именно таково, каким представляется их взору, и в силу этого они смело и широко употребляют выражение “на самом деле”. Ни в какие гносеологические детали они при этом, естественно, никогда не входят. Выражение “на самом деле” означает: меня не проведешь, я-то знаю, как там оно на самом деле, по жизни; между мной и реальностью есть только мои глаза.

Так было в Золотом веке. Концептуальное мышление свидетельствует о порче нравов. Оно помещает между мною и реальностью, скажем, между мною и вами, некоторый набор разных познавательных моделей — т.наз. концептуальных схем.

Все вы со школьных лет слышали слово “электрон”. Всякий физик скажет вам, что вообще-то он, электрон, конечно, частица, но при этом он — волна. Когда вы будете изучать физику (те, кто ее еще не изучал), то узнаете страшную вещь: если пучок электронов посылать на шторку, в которой просверлены две дырки, то каждый электрон пролетает разом через обе, т.е. ведет себя как световая волна. Впрочем свет, оказывается, тоже состоит из частиц. И это совершенно невыносимо для “здравого смысла”.

Будучи студентом физтеха, я собственными руками проводил знаменитый опыт Милликена, из которого выясняется, что электрон — точно частица. Он заключается в следующем: в вакуум помещен конденсатор; между его заряженными пластинами летают маленькие капельки масла; они наэлектризованы, и ускорение их полета зависит от массы и от заряда. Ваша задача — по динамике их движения определить, каков заряд.

И тут выясняется страшное обстоятельство: вес разных капелек может различаться как угодно, а вот заряд всегда оказывается кратен некоторому числу. Грубо говоря, есть некоторое число Q, и заряд всегда равен n*Q, где n — целое число. Элементарный подсчет показывает, чему равно это число. Оказывается, что электрический заряд — не такая вещь, как объем воды или вес. Он (как говорят физики) квантуется.

И вот вы ловите в поле зрения микроскопа частичку, на которой находится тот самый минимально возможный, элементарный зарядик Q. Это означает, что на данной капле сидит ровно один электрон. В этот момент электрон из какого-то мифического умозрительного объекта превращается для вас в совершенно реальную частицу. Вот он перед вами! Его самого не видно, видно только капельку, но он точно на ней сидит в гордом одиночестве, это вы доказали сами себе и другим экспериментально. Его легко представить: маленький, круглый, сбоку нарисован минус… Но когда вы начинаете посылать пучок этих самых электронов сквозь несколько дырочек в ширме, они вдруг начинают глумиться над здравым смыслом и пролетать разом сквозь все. Это совершенно возмутительно для обыденного мышления, но совсем не страшно для концептуального.

Например, глядя на меня, вы можете предложить целый ряд альтернативных концепций, каждая из которых исчерпывающим образом объясняет, зачем я взялся читать лекции. Например, мне не хватает денег, а университет платит зарплату. Или я решил на старости лет получить звание профессора для академической карьеры. Или меня послали сюда жидомасоны “запудрить вам мозги”. Или я агент, заброшенный экономистами для подрыва факультета менеджмента. Или у меня не все дома. Если вы заглянете в книгу “Смысл”, эта идея может закрасться вам в голову...

Т.е. вы не можете однозначно утверждать, каков лектор “на самом деле”. Вами может быть предложен целый ряд концепций на сей счет, противоречащих одна другой. Это означает, что когда я гляжу на вас, а вы смотрите на меня, нас отгораживает друг от друга целый ряд концепций. И вы не можете непосредственно увидеть, каков я на самом деле, вы можете только сказать, каков я с точки зрения принятой вами концепции.

Так вот, концептуальное мышление есть мышление, которое сознательно помещает между вами и реальностью набор концепций; которое отделяет реальность от этих концепций; которое интерпретирует концепцию в терминах реальности и которое, если данная концепция не работает или работает плохо, всегда готово заменить ее на другую; которое оперирует концепциями, чтобы сделать что-то с реальностью, которое совершенно привычно относится к тому, что вы можете в любой момент заменить или дополнить две концепции (если у вас их было всего две) третьей.

Т.е. концептуальное мышление всегда альтернативно. Оно исходит из того, что вы видите не реальность как таковую, а собственные понятия; что они являются вашим инструментом; что этот инструмент может ошибаться, фальшивить, не подходить; что всегда можно перейти на другой инструмент, на третий.