137 4. Организации как искусственные полисубъектные миры

Итак, менеджмент – это деятельность по совершенствованию, созданию и развитию организации. При этом под организацией понимается корпоративный процесс выработки решений – хотя это не более чем ее нормативный аспект. В организации происходит масса всяких других вещей, регламентацией не предусмотренных. Часть сотрудников цинично делает карьеру, другая – досиживает до пенсии, и тем и другим наплевать на высокие цели, поставленные учредителями. Кто-то шпионит в пользу ЦРУ. Пожилые бухгалтерши выращивают на окнах кактусы, в курительной экспедитор приторговывает наркотиками…

Но помимо этих невинных укладов в стиле “всюду жизнь” могут быть вещи и похуже. Какая-то масонская или иная группа пытается изнутри захватить контроль над организацией и, используя ее директора как Фунта (в качестве зиц-председателя), заниматься под видом торговли рогами и копытами сбором компромата на некоего Корейко. Это просто означает, что кто-то другой в незримой схватке с вами как официальным субъектом перехватил контроль над вашей конторой. И покуда вы носитесь с вашими процедурами заготовки рогов и никак не возьмете в толк, почему так плохо все получается, другой субъект уже построил реальный регламент вашей организации. При этом он предусмотрел в своем регламенте формы имитационной деятельности для сотрудников, которые должны время от времени делать вид (для вас или для проверяющих), будто всерьез заготавливают рога и копыта. То есть организация, которую вы считаете своей, может быть или в любое время стать полем, сферой борьбы разных субъектов.

У часто поминаемого мною Лема в книге “Идеальный вакуум” есть повесть “корпорация “Бытие” (“Being Inc”[8].). Смысл повести такой. Проектирование организаций достигло таких высот, что началась его экспансия во все сферы жизни. И стало развиваться некое проектирование фрагментов и сюжетов бытия по заказу клиентов. Т.е. наряду с погодой стало возможным заказывать некие житейские ситуации.

Например, мистер Смит хочет отбить жену у мистера Брауна и заказывает корпорации “Бытие” соответствующий сюжет. В частности, они едут в вагоне поезда, где в туалете установлен суперкомпьютер корпорации “Бытие”, управляющий ситуацией. Благодаря проекту, заложенному в программу, в купе, где едет мистер Браун с супругой, должен возникнуть пожар. При этом мистер Браун, по плану, проявляет себя полным ничтожеством, в довершение всего с него сваливаются подтяжки, падают брюки, у миссис Браун сгорает парик, тут в дверь врывается мистер Смит, доблестно выносит ее на руках и т.д.

Но мистер Браун, не будь дураком, с помощью частного детектива узнает о планах противника и заказывает конкурирующей корпорации альтернативный сюжет, в соответствии с которым все должно происходить ровно наоборот. Когда мистер Смит врывается в купе, он должен поскользнуться на банановой корке, упасть, удариться головой о чемодан, подтяжки порвутся именно у него, а мистер Браун самоотверженно тушит дорогой парик супруги с помощью огнетушителя.

И вот в мгновение ока разыгрывается схватка суперкомпьютеров, расположенных в туалетах с противоположных концов вагона. В результате парик сгорает полностью, а мистер Смит и мистер Браун оба выставляют себя законченными кретинами. И в борьбе за благосклонность миссис Браун побеждает проводник, который ничего подобного не заказывал.

После целого ряда подобных прискорбных инцидентов корпорации, которые занимаются проектированием жизни клиентов, собираются на конвенцию (аналогичную Сухаревской), чтобы договориться о правилах проектирования и перепроектирования бытия, ибо всем уже очевидно, что дикая конкуренция к добру не ведет. И тут их настигает момент истины: выясняется, что никакого такого “бытия самого по себе” давно уже на свете нет, что вся реальность является следствием когда-то кем-то заказанных, спроектированных и перепроектированных сюжетов, которые в процессе реализации налетели не только на сопротивление среды, но и на другие альтернативные проекты. Мир оказывается многослойным проектом и игралищем сил, каждая из которых реализует собственные проекты на материале чужих.

На самом деле в данном сюжете нет почти ничего фантастического. Именно так устроена почти любая современная организация. Как мы уже говорили, она целиком и полностью состоит из принятых кем-то когда-то решений. Но под решением, как видите, следует понимать не банальное “Сказано – сделано”. Часто можно слышать, как неопытный менеджер жалуется: “Мы сочинили замечательный организационный проект (или план усовершенствования организации), но эти кретины ничего не поняли и все испортили!” Под “этими кретинами” подразумевается персонал организации. Выше мы обсудили несколько типичных причин того, что реальность, в которую мы “воплощаем” наши решения, чаще всего ведет себя достаточно кретинским образом. Поэтому итог выполнения решения редко напоминает его замысел.

С учетом этого замечания, напоминаю наш тезис: всякая организация состоит из кем-то принятых и кем-то кое-как выполненных решений. Структура помещения, где мы сейчас находимся, этот стол, лампочки, даже каждый из здесь присутствующих является следствием принятых кем-то решений (ваши родители приняли решение завести детей и не делать аборт). На вас надето решение пойти в магазин и купить нечто. Ваша сумка – тоже следствие решения, во-первых, дизайнера какой-то фирмы – спроектировать эту сумку и пустить ее в продажу; во-вторых, “челнока” – ввезти ее в страну и доставить на тот рынок, куда вы явились за покупками.

Таков в самых общих чертах тот предмет, тот дремучий лес, сквозь который продирается менеджер в попытках регламентировать элементы корпоративного процесса принятия решений. И я перехожу к системному анализу как к одному из конкретных направлений менеджмента.