136 3. Менеджмент как форма деятельности

В связи с вновь открывшимися обстоятельствами самое время задать себе вопрос: так что же такое менеджмент? Мы приближаемся к кульминации нашего лекционного курса, а до сих пор еще не знаем, что это такое! Тем более вам предстоит заниматься этим много лет. Что это значит как форма деятельности? В чем его предмет? В чем его цель? Чем вас собираются заставлять заниматься?

Есть два подхода к этому вопросу: дескриптивный и нормативный.

В первом случае надо было бы выяснить, что под менеджментом понимают сейчас на Западе, а также на соответствующих кафедрах отечественных университетов. Менеджмент – великое историческое явление, огромный пласт форм деятельности. На Западе существует множество школ менеджмента и масса учебников. Каждый год в моду входит что-нибудь новенькое, а что-нибудь старое исчезает, непонятно почему, ибо его эффективность не была доказана, но не была и опровергнута. Изучать менеджмент “вообще”, без заранее сформированной точки зрения – это примерно то же самое, что изучать процесс вызывания дождя с помощью микроклиматической машины – помните наш пример из Шекли[6]? Вместо методов управления машиной или технологии ее воздействия на погоду мы занимались бы этнографическими и культурологическими исследованиями. Я понимаю, что изучение менеджмента с точки зрения этих и других гуманитарных дисциплин было бы плодотворно и благодатно, и мы в этом случае скорее всего узнали бы о западном мире массу нового. Но в узких рамках нашего курса нет возможности заниматься этим.

Но я бы хотел во всем богатстве форм ритуальной пляски выделить предельно узкую, самую рациональную и конструктивную ее часть, касающуюся нажатия кнопки. Где там эта кнопка? На что надо нажимать менеджеру, чтобы организация не разваливалась, чтобы она была эффективна, современна? Какая новая современная форма менеджмента выкристаллизовывается, прорастая сквозь джунгли разнообразных исторических его форм? Меня интересует нормативный аспект. Что здесь является конструктивным сюжетом? Что именно вызывает дождь? Каков менеджмент не с точки зрения социологии и этнографии, а как возникающая постиндустриальная форма деятельности? Вот в чем наш узкий, частный предмет.

С позиции, принятой мною в данном курсе лекций, предметом менеджмента являются процессы принятия решений в предпринимательских корпорациях. Ну, до предпринимателей и их современных корпораций мы еще доберемся. А покуда займемся поплотнее этими самыми решениями. Нанявшись на работу в организацию, менеджер должен первым делом заняться вопросом, вырабатываются ли там решения, и если нет, то почему, и как сделать, чтобы они вырабатывались. Если они вырабатываются, но через пень-колоду и время от времени, то в чем проблема? Если они вырабатываются, но такие, что лучше бы сотрудники разошлись по домам и ничего не решали (по нетленному принципу “хотели, как лучше, а получается как всегда”), то что должен делать менеджмент с этой организацией? Именно с этой точки зрения для меня значима деятельность по совершенствованию, созданию и развитию организаций.

Вы приходите в существующую организацию и перед тем как сказать: “Нет, ничего с этой конторой уже поделать невозможно, клинический случай… Граждане, уйдите отсюда, я сейчас взорву это здание, мы заасфальтируем площадку и начнем на чистом месте новую жизнь”, – вы пытаетесь заниматься совершенствованием того, что есть: описать, как и что там творится, и попытаться улучшить сложившуюся форму деятельности.

Когда выясняется, что данная организация совершенствованию не подлежит, менеджер должен найти (или создать упомянутым способом) новое чистое место. И там он должен спроектировать и создать организацию как некий корпоративный процесс принятия решений, как совокупность оргпроцедур, сведенных в единый регламент, и постараться помочь реальности просоответствовать этому проекту. Работая с проектом, он должен выяснять, где костюм, который он сшил, жмет, а где болтается.

У Лема в “Сумме технологий”[7] математик уподобляется безумному портному, который заготавливает впрок математические одежды для всех мыслимых и немыслимых существ. Он шьет невообразимые костюмы с семью рукавами для каких-то иноземных спрутов, многомерные кафтаны и безрукавки в форме бублика… В этом смысле менеджер – прикладной математик, который кроит костюмы для организаций по некоторым шаблонам, потом нахлобучивает их на реальные социальные организмы и занимается подгонкой – это второй смысл слова “совершенствование”.

Наконец, под развитием организации в строгом смысле слова понимается нечто принципиально иное, к чему мы подойдем позже. Забегая вперед, все же скажу об этом пару непонятных слов. Развитие организации означает изменение базовой концепции, лежащей в основе организационного проекта, при сохранении организационной идентичности. Представьте, что вы вдвоем с механиком едете по шоссе на “Запорожце” и на ходу (либо, при крайней необходимости, – с короткими остановками) переделываете его в “Мерседес-600”. Другой пример. Ваша фирма – тиранозавр, который успешно кушает конкурентов. Но тут резко меняется экономический климат (упал какой-то законодательный астероид или взорвался международный экономический вулкан). Выясняется, что в новых условиях выживают только теплокровные крысы. Вы должны, подобно оборотню, превратиться в крысу, а еще лучше – сразу в волка или медведя, при этом сохранив преемственность (например, юридическое лицо, права собственника, руководящее ядро и т.п.) Как это возможно, мы с вами пока еще не знаем, но под развитием организации понимается обычно что-то такого типа.