133 4. Идея концептуального проектирования регламентации

Оказалось, что есть безумцы, решившие, что “иное дано”. И пошли путем последовательного решения этих проблем — одной за другой. Двинемся за ними и мы. По ходу нашего движения все четче будут вырисовываться контуры той загадочной деятельности суперменеджеров, корпораций лиц, принимавших решения, интерлокеров, техноструктуры (назовите как хотите), которые представляют зазеркальный, постфукуямовский, постиндустриальный тип менеджмента. Как выясняется, есть такой путь, который позволяет, переползая на брюхе от проблемы к проблеме, по кочкам систем и процедур, восходить все выше и выше к сияющим высотам, где сидит эта самая техноструктура.

Итак, проблема первая: как устранить противоречия в регламенте организации? Ответ: этого сделать нельзя в принципе, потому что ваш регламент является неким эмпирическим описанием сложной коллективной деятельности. В худшем случае вы описываете ее такой, как она сложилась. А почему, собственно, она не должна иметь противоречий? Она только из них и состоит! В лучшем случае вы описываете то, как вы хотите работать. Вы строите проект организации, собрали совет директоров или попечителей, образовали рабочую группу... Вы определили главные формы деятельности и пути достижения, разбили на блоки, функции, подфункции и описали. Но ваши собственные представления о жизни, о целях внутренне противоречивы, эмпиричны, значит, ваш оргпроект тоже будет битком набит противоречиями. Поэтому противоречия регламента нельзя устранить в принципе.

А как работать по инструкциям, содержащим противоречия? Как можно сесть на коня и поскакать сразу в четырех направлениях? Будет неприятно, дискомфорт возникнет...

Ответ очень прост — регламент должен быть таким, чтобы позволять в принципе устранить содержащиеся в нем противоречия. Казалось бы, это тавтология. Как это сделать? Уточняю ответ. Регламент должен иметь какие-то системные свойства, чтобы он мог быть внутренне непротиворечив. Это означает, во-первых, что в основе регламента должна лежать некая концепция, которая сама по себе непротиворечива. Концепция – эйдос, модель, система взглядов, называйте как хотите, – которая внутренне непротиворечива. И регламент, во-вторых, тогда и только тогда непротиворечив, когда он является правильной конкретизацией непротиворечивой системы взглядов, концепции, о которой откуда-то известно, что она непротиворечива (скажем, аксиоматическая система, в которой нет противоречий).

Тогда возникает идея проектирования организации на основе системной концепции. Если мы хотим, чтобы регламент был непротиворечив, мы должны взять непротиворечивую концепцию и старательно ее конкретизировать. В противном случае мы погибаем.

Это лишь первый шаг на пути решения проблем регламентации, сформулированных Дюркгеймом. Я пока больше вызвал вопросов, чем дал ответов, но здесь есть некоторый содержательный намек на дальнейшее движение.

Вопрос: А может ли сама концепция иметь внутренние противоречия?

Ответ: Браво, отличный вопрос, но его решение относится к следующему, более углубленному слою нашего предмета. А пока я констатирую, что если у нас есть первичная концепция, то в той мере, в какой в ней нет противоречий – их не будет и в регламенте. По крайней мере мы избежим тех противоречий, которые возникают оттого, что мы регламент делаем с разных концов (кто-то строит баню, кто-то дворец культуры, а кто-то ракетную шахту – естественно, результаты не стыкуются). Мы также избежим проблем, связанных с тем, что ваш исходный замысел-проект внутренне противоречив в силу того, что он эмпиричен. Вы просто взяли и присоединили к достоинствам Ивана Ивановича прекрасный нрав Ивана Никифоровича, да еще и чудесную внешность Никона Петровича (по известной пьесе)[4], а они на самом деле не сочетаются. Подобных проблем на этом пути мы избежим. Однако останется проблема, о которой вы здесь справедливо спросили: внутренние противоречия самих концепций-эйдосов. Но поскольку идеи, будучи внутренне противоречивыми, как-то живут, видимо, для них эти противоречия не смертельны.