127 6. Регламентация и самоорганизация. Управление ограничениями и управление структурой

Есть два способа в черте города устроить ландшафтный заповедник. Первый способ заключается в том, что вы просто берете некоторую территорию, к примеру свалку или поля аэрации, огораживаете ее забором, ставите на вышках пулеметы и никого туда не пускаете. Через некоторое время эта территория зарастает бурьяном, потом там селятся дикие собаки, потом с ветром и птичьим пометом туда заносятся семена деревьев, там вырастает жутковатая чахлая растительность, а через некоторое время появится лес. Проблема в том, что, возможно, лес так и не появится, если там в земле лежали бетонные плиты, что бурьян не будет радовать глаз, а дикие собаки не будут позволять там селиться другим животным. Но в принципе этот способ может привести к расцвету дикой природы – лет, скажем, через двести. Есть и другой способ, более хлопотный: изучить современную экологию, снять верхний слой зараженной почвы и заменить другим, изолировать те подземные источники воды, которые выносят на поверхность нехорошие вещества, а остальные, если найдутся, расчистить; затем пригласить лесоводов и садовников, определить, какие тут смогут сосуществовать популяции животных и птиц и т. д.

Аналогично есть два подхода к управлению: управление ограничениями и управление структурой. Управление ограничениями состоит в том, что я огораживаю нечто забором и требую от всех, кто находится внутри, чтобы они мне выдали то-то и то-то. Например, чтобы они ежегодно платили мне дань. Как они это будут делать, мне совершенно неинтересно. Я просто буду объезжать их с полюдьем и собирать дань. Вариант второй: дань собрать не удается, территория захирела, тогда я начинаю внедрять отгонно-пастбищное скотоводство, прогрессивное земледелие и вести себя, как династия Птолемеев. То есть я влезаю внутрь ограды и начинаю там насаждать нечто, а цель у меня все та же: я хочу собирать большую дань.

Что имеется в виду? Не всегда не все задачи решаются путем предоставления свободы всем субъектам, которые находятся в некоем огороженном месте, делать все, что они захотят, в надежде на то, что они впишутся в ваши ограничения. Если вы возьмете любую банку, нальете в нее любое молоко, то не всегда из этого получиться съедобная простокваша. Если банка была грязной или молоко зараженным, то может получится ядовитое вещество. Если молоко было кипяченым, кефир не получится. И наконец, у вас никогда таким способом не образуется йогурт.

Вот что имел в виду Дюркгейм, говоря, что необходимо правильное сосуществование регламентации с самоорганизацией. Понятно, что, если правильная культура микроорганизмов посеяна, вам не придется бегать за каждой бактерией и говорить ей: “Родная, размножайся”. Бактерии разберутся без вас – но сначала вы должны создать им минимально необходимые условия. Для того чтобы использовать механизмы самоорганизации, вы должны сначала соблюсти ряд жестких ограничений. Для того чтобы, огородив некоторую территорию и разрешив делать все, что угодно, вскоре обнаружить там свободный рынок, вам нужно сперва убедиться, что на этой территории в достаточном количестве имеются субъекты, которые умеют жить по правилам современного рынка и хотят этого, и в то же время там нет субъектов, не желающих жить по законам этого рынка и готовых мешать всем остальным жить по этим законам.

Вы отпираете клетку, ожидая, что оттуда взмоет к небесам белоснежная рыночная стая, а вместо этого видите, что сквозь едва приоткрытую щель оттуда рванули на поживу хмурые сычи, морщинистые птеродактили и вонючие стервятники. Но что делать, если именно они сидели в клетке, ведь вы же не озаботились посмотреть, кто там ожидает пришествия свобод. Так не ждите голубков: вылетят те, кто там сидел. Если у вас не было субъектов, которые владеют современными технологиями рынка, так они сами по себе и не появятся. Если вы разрешили людям делать все, что угодно, то они будут делать то, что умеют, а не то, чего вы от них хотели.

В этом отличие управления ограничениями от управления структурой: если вы хотите управлять объектом с помощью наложения внешних ограничений, то нужно сначала проверить наличие внутри него субъектов, владеющих необходимыми формами деятельности. Если у вас имеются такие субъекты, структуры и механизмы, тогда предоставьте им свободу и уйдите оттуда - чисто либеральный подход, никакой регламентации. Если у вас нет их, тогда залезайте внутрь и регламентируйте их, то есть конструируйте процессы, объясняйте наличным субъектам, как делать то, чего они не умеют, описывайте, запрещайте им то, что они хотят, но этого делать нельзя… Другого выхода нет. Как только в этих рамках вырастет генерация людей, владеющая нужными формами деятельности, регламентация для них уйдет в спинной мозг. Не нужна регламентация тому, для кого это рутинная процедура. Ее нет, она их не ограничивает. Меня никак не ограничивает правило в метро: на эскалаторе стоять справа, идти слева. Я это и так знаю. Правило ничуть не мешает мне, мне мешают люди, которые его не соблюдают, как и вам, наверное, тоже.