122 1. Введение

Мы закончили в прошлый раз на понятии “регламентации”. Вспомним, что это такое. Но перед этим напоминаю еще раз: если на экзамене вы не сможете дать определения, это не приведет ни к каким трагическим последствиям. Для меня важнее понимание, почему мы от этого вопроса перешли к другому, а не к третьему. Ведь границы понятий устанавливаются при многократных переходах от одного понятия к другому и обратно, они взаимно определяют друг друга. Определение просто не может быть дано раз и навсегда.

Итак, регламентация — это совокупность норм, правил, стандартов и процедур, ограничивающих и определяющих формы деятельности в обществах с развитым разделением труда. В обществах с неразвитым разделением труда регламентация не нужна: там социальную солидарность обеспечивает так называемое общее сознание: имеется шаман или вождь-жрец, транслирующий волю Неба. К регламентации относятся не только юридические нормы и правила, т.е. свод государственных законов, подзаконных актов (указов и пр.), но и разнообразные внутриотраслевые инструкции, положения, оргструктуры, регламенты предприятий и организаций, промышленные стандарты (ГОСТы, СНиПы) и т.д., и т.п. От всего этого вообще с ума можно сойти!

По Дюркгейму[1], существуют четыре проблемы регламентации, которые должен решать каждый менеджер: во-первых, регламентация должна быть скоординирована (то есть в ней не должно быть противоречий и дыр); во-вторых, надо сделать так, чтобы эта регламентация не ограничивала исполнителей, а, наоборот, создавала им поле свободы; в-третьих, нужно решить проблему самоорганизации, ведь есть всякие механизмы типа “невидимой руки рынка”, и для того, чтобы не делать все вручную, нужно существенно использовать эти механизмы, (правда, вместе с тем Дюркгейм показал, что сами по себе они недостаточны); и, в-четвертых, Дюркгейм считал, что регламентация не выполнит свою функцию обеспечения солидарности, если она не будет справедлива.

После того как Дюркгейм призвал заниматься регламентацией, наступила пауза. Общество переваривало эту мысль лет 50. Однако уже с конца 40-х гг. наблюдается бурный рост интереса к этой сфере. На Западе возникает форма деятельности под названием “системы и процедуры” (Systems and Procedures), очень интересная и, я бы сказал, “судьбоносная”, к анализу которой мы вскоре перейдем.

Системы регламентации все чаще становятся предметом серьезных прикладных исследований и разработок. С начала 60-х возникают крупномасштабные человеко-машинные методы и системы работы с регламентирующей документацией. Сейчас уже многие могут видеть частные проявления этой работы. Есть компьютерные программы доступа к законодательству, регламентирующему работу в той или иной сфере экономики. И каждый раз, когда издается новый закон, подзаконный акт, все это немедленно появляется в компьютере. Подобного рода системы возникли и стали бурно развиваться в 60-е гг. Мы к этому сейчас и перейдем.

Я просто констатирую, что Дюркгейм обнаружил предмет и указал на его важность, заявив, что этот предмет имеет ключевое значение как для рассмотрения вопросов развития человека и выбора его пути, так и для решения проблем стабильности современных обществ.

Современные общества почесали репу и на полстолетия забыли о Дюркгейме и его идеях. Потом они спохватились и задергались, и сейчас они дергаются все сильнее. Причем мы, как всегда, спохватились позже всех, поэтому обречены дергаться особенно ожесточенно (о том, в какую сторону – мы поговорим позже).