121 9. Дюркгейм: общее сознание и регламентация как основа социальной солидарности в традиционном и современном обществах

И под занавес некоторые трудные, но важные мысли Дюркгейма. Я прочту и прокомментирую.

“...Социальная организация, теряя все более и более свой трансцендентный характер, помещавший ее как бы в сферу высшую, чем человеческие интересы, не имеет более той силы сопротивления; ...дело рук человеческих, она не может более с той же энергией противиться человеческим требованиям... Вот почему в организованных обществах необходимо, чтобы разделение труда все более приближалось к определенному выше идеалу самопроизвольности”.

Т.е. социальная организация раньше была делом богов — она была трансцендентна, и поэтому не возникало вопросов. Когда человек приходил и спрашивал: “А почему это так?!” — ему отвечали: “Так повелели боги!” Теперь социальная организация теряет свой трансцендентный характер, и когда человек приходит и спрашивает: “А почему это, собственно, так?” — то, к сожалению, приходится разбираться с его аргументами. Аргументы могут быть силовые, политические, денежные. Они могут быть также отражением присущей человеку потребности в самореализации.

Вслушаемся в завершающие колокольные аккорды этой симфонии. Вот что пишет Дюркгейм (а я еще раз повторяю, человек он занудный, совершенно не склонный к лирике, социолог до мозга костей) по поводу социальной справедливости:

“За небольшой промежуток времени в структуре наших обществ произошли глубокие изменения; они освободились от сегментарного типа со скоростью и в масштабах, подобных которым нельзя найти в истории. Поэтому нравственность, соответствующая этому типу, испытала регресс, но другая не развилась достаточно быстро, чтобы заполнить пустоту, оставленную прежней нравственностью в наших сознаниях. Наша вера поколеблена; традиция потеряла свою власть; индивидуальное суждение освободилось от коллективного. Но, с другой стороны, у функций, разъединившихся в ходе переворота, еще не было времени для взаимного приспособления, новая жизнь, как бы сразу вырвавшаяся наружу, еще не смогла полностью организоваться, причем организоваться прежде всего так, чтобы удовлетворить потребность в справедливости, овладевшую нашими сердцами”.

Мы (сограждане Дюркгейма в 1895 г.) живем в разорванном обществе, где старая традиционная солидарность, основанная на общем сознании, разрушена, а новая, основанная на справедливой и системной регламентации, еще не возникла. Архаические социальные агрегаты распались, и ирокезы разбрелись кто куда. Они получили взамен массу свобод и среди прочего – принципиальную возможность создать новый тип социальной солидарности. Но эта возможность и век спустя еще не реализована.

Итак, Дюркгейм сто лет назад указал на качественно новый предмет деятельности современных менеджеров, то есть (используя термины самого автора) лиц, занятых совершенствованием разделения труда в корпорациях современного типа. Этот предмет – регламентация.

Дюркгейм дал классическую формулировку задачи, решаемой постиндустриальным менеджментом. Для того чтобы обеспечивать эффективную интеграцию “социальных агрегатов высших типов”, регламентация должна:

а) быть скоординированной, т.е. целостной и непротиворечивой;
б) обеспечивать максимально возможную свободу субъектам деятельности;
в) учитывать и использовать механизмы социальной самоорганизации;
г) быть справедливой.

Достижимо ли это в принципе? А если да, то каким образом?

Давайте разберемся.