117 5. Дюркгейм: свобода как продукт регламентации

Что же пишет он по поводу регламентации и свободы? Вы только послушайте! Похоже, перед нами типичный пример идиотизма классиков.

“…Свобода… сама есть продукт регламентации. Я могу быть свободным только в той мере, в какой другой удерживается от того, чтобы воспользоваться своим физическим, экономическим или каким-либо иным превосходством для порабощения моей свободы. И только социальный образец может воспрепятствовать этому злоупотреблению силой. Известно теперь, какая сложная регламентация необходима, чтобы обеспечить индивидам экономическую независимость, без которой их свобода лишь номинальна”.

Ну, вообще-то, судя по отдельным примерам, приходится признать скрепя сердце, что он не совсем неправ. Например, если отсутствует эффективное действенное законодательство, которое обеспечивает эффективное налогообложение и налоговзимание (такое, что не душит развитие бизнеса), то возникает ситуация, при которой происходит (я опускаю целый ряд причинно-следственных связей) тотальная криминализация, при которой выясняется, что свободы нет совсем. Правда, если регламентация не обладает системным качеством скоординированности, а также (как объяснит нам Дюркгейм позже) не соответствует некоторому органическому идеалу, то возникает опять царство несвободы. Т.е. несвобода может возникать как от отсутствия регламентации, так и от ее наличия — все зависит от качеств этой регламентации.

Здесь Дюркгейм утверждает, что сама свобода есть продукт регламентации, но — обратите внимание! — не всякой регламентации. Однако свободы без нее в современных сложных обществах быть не может, хотя сама по себе любая регламентация может вместо свободы привести к закрепощению. Дюркгейм утверждает не то, что регламентация всегда ведет к свободе. А то, что она возможна только на основе некоторой регламентации определенного качества, но без нее свободы уж точно не будет!

И дальше, распалясь в полемике с неизвестными нам, давно умершими оппонентами, он пишет:

“…Чем больше регламентированной жизни, тем больше жизни вообще. [Он не склонен к афоризмам, но здесь афористичен. — С.Ч.] …Неверно, будто всякая регламентация — продукт принуждения; сама свобода бывает продуктом регламентации”. [Обратите внимание! Он пишет: “бывает”, а не “всегда есть”. — С.Ч.] “Она — не свойство, внутренне присущее естественному состоянию, а, наоборот, завоевание общества у природы”.

Т.е. Дюркгейм в принципе говорит здесь банальность. Оказавшись в джунглях, вы будете абсолютно свободны от регламентации, но не успеете и глазом моргнуть, как вас сожрет саблезубый тигр или вы наступите на какую-нибудь сколопендру, прикосновение которой смертельно.

Я могу привести другой пример. Если вы играете в шахматы с гроссмейстером, вы абсолютно свободны, вы юридически с ним равны, но вы тут же проиграете, не зная, скажем, Сицилианской защиты — хотя бы первых 12 ходов (в шахматной теории разработаны стандартные варианты первых двенадцати ходов и только с 13-го начинается область творчества). Т.е. чтобы быть свободным, нужно уметь играть, как ни странно. А чтобы уметь играть, вам придется перешерстить несколько томов теории Сицилианской защиты (если еще вы ухитритесь побудить его к этому началу)! А если он первым ходит, вам придется изучить в 5 раз больше томов, со всеми возможными вариантами первого хода белых: е4, d4, с4 и вплоть до всяких экзотических вариантов с конем.

Кто не знает шахмат, этот кусок могут просто опустить. На экзамене я об этом не спрошу.