114 2. Дюркгейм: разделение труда и социальная солидарность

Дюркгейм был одним из таких идиотов. Он посвятил свой труд (столетний юбилей которого не так давно миновал) проблеме регламентации. Этот труд остается незамеченным —его издают, комментируют, но неизбежных, казалось бы, выводов не делают. Там Дюркгейм ставит вопрос, в чем-то похожий на тот, с которого мы начали. Мы тогда, оттолкнувшись от спора Сократа с Калликлом, пытались понять, на какой факультет нужно идти учиться —“бизнеса” или “менеджмента”.

Вопрос, положивший начало этому труду Дюркгейма, касается отношения между индивидуальной личностью и социальной солидарностью. “Как получается, — спрашивает Дюркгейм, — что индивид, становясь все более автономным, в то же время сильнее зависит от общества?”

Уже тогда эта тенденция просматривалась. Энгельс в одной из своих работ писал: посмотрите на ирокезов! У них, вольных детей природы, и сила, и ловкость, и преданность, и корпоративный дух. Но есть небольшая проблема — они все на одно лицо, почти неотличимы друг от друга.

А у нас – разнообразие личностей. Но наша личность с каждым днем все более погрязает в социальных структурах. Мы зависим от множества вещей, не обременявших свободной воли ирокезов, — от метро, кредитных карточек, системы общепита и еще миллиона вещей (например, от ректора, который решает, что будет по нашему предмету — экзамен или зачет).

“Как можно действовать, — писал Дюркгейм, — одновременно и более личностно, и более связано, ибо не подлежит сомнению, что оба эти движения, какими бы противоречивыми они ни казались, совершаются параллельно? Такова ставшая перед нами проблема. У нас сложилось представление о том, что разрешение этой мнимой антиномии кроется в изменениях социальной солидарности, происходящей вследствие [прошу экономистов встрепенуться!] все большего развития разделения труда”.

Одна из центральных категорий работы Дюркгейма — разделение труда. В этом смысле он марксист, хотя о Марксе в своей работе не упоминает. Далее он пишет:

“Развитие человека будет совершаться в двух совершенно противоположных направлениях, в зависимости от того, подчинимся мы этому движению или будем ему сопротивляться. Но тогда неотвратимо встает вопрос: к какому из этих двух направлений следует стремиться? Должны ли мы стремиться стать законченным и полным существом, самодовлеющим целым или, наоборот, быть только частичкой целого, органом организма?”

“Представляет ли разделение труда, будучи законом природы, — пишет он, — так же и моральное правило человеческого поведения, и если оно таково, то почему и в какой степени? Бесспорно общественное мнение все более и более склоняется к тому, чтобы сделать из разделения труда повелительное право поведения”.

И он замечает далее: “Мы уже не думаем, что единственный долг человека — осуществить в себе черты человека вообще; но мы убеждены, что не менее важны его профессиональные обязанности”.

Спустя сто лет большинство наших взрослых сограждан, похоже, смирились с мыслью, что стать целостной личностью, самореализоваться — это какая-то абстрактная, недостижимая, невозможная задача. Это все — благие пожелания, а на практике нужно стать узким добротным профессионалом. Так как нам поступить в такой ситуации?

Дюркгейм считает, что решить эту антиномию можно, разобравшись с тем, что такое “социальная солидарность” в современном обществе. Под “солидарностью” он понимает не одноименный польский профсоюз, а некое незримое облачко социальных связей, которое всех нас объемлет и заставляет зависеть друг от друга. И эта зависимость несет в себе не только черты тюрьмы, но и некоторые черты свободы. Мы в современном обществе по-новому зависим друг от друга — не так, как ирокезы, не так, как фараон и его жрец.

Дюркгейм предлагает разобраться с современными формами солидарности, за которыми стоят формы разделения труда. Обречены ли мы разрываться пополам: туда пойдешь — станешь гармоничной целостной личностью без профессии и специальности, сюда — станешь специалистом по менеджменту, в своей односторонности “подобным флюсу”? Давайте поймем, есть ли выход из этой антиномии. Нельзя ли найти какой-нибудь способ сочетать эти два пути?