095 3. Загадка корпоративных захватов

А теперь давайте по-новому посмотрим на эту картинку, к которой еще не раз будем возвращаться. Итак, корпорация Дрэксел обладает новой информационной технологией, за счет которой она делает деньги из воздуха. Но ведь это уже не есть, строго говоря, экономическая форма деятельности. У них просто появилось такое средство обогащения экономической руды, что, работая с отвалом, они превращают его в ценное сырье. Они добывают золото на помойке. За счет того, что Дрэксел фактически создала и почти монопольно контролировала на тот период рынок бросовых акций, она и получила возможность аккумулировать колоссальные средства и гнать волну корпоративных захватов.

На самом деле существует один исключительно интересный вопрос, который никто, кроме моего друга и соавтора Виктора Криворотова, почему-то не догадался задать. Кстати, полного ответа на него я и сам не знаю. Вопрос таков: а что, в корпорации Дрэксел все ненормальные? Предположим, они, грубо говоря, привлекают средства под 6%, а в захваченной корпорации типа “Гудьир” норма прибыли — 3 %. Зачем, спрашивается, они так долго мучились, аккумулировали колоссальные средства и купили эту старорежимную малоподвижную корпорацию? Ведь те прибыли, которые она приносит, не позволят им даже расплатиться с долгами! Это похоже на старый анекдот про “русский бизнес”: покупку водки с целью водку вылить, а бутылки сдать. Тут кроется какая-то очень интересная загадка.

Да, можно кое-что сказать, делая шаги в сторону разгадки. Что потом происходило с теми корпорациями, которые корпоративные рейдеры захватили и сожрали? Полученные корпорации в том виде, в котором их купили, не эксплуатировались. Над ними осуществлялась, как правило, некая хирургическая операция: их быстро и эффективно разрезали на фрагменты и часть распродавали, а другую — перепрофилировали.

Я еще раз хочу подчеркнуть, что здесь кроется какая-то грандиозная загадка. У Лема в романе “Солярис”[2] ученые-соляристы вели наблюдение за некой живой и разумной планетой. Ее сплошь покрывал мыслящий океан, на поверхности которого происходили колоссальные пертурбации (возникали какие-то “симметричники”, “эллипсоиды” и прочие сложные фигуры высотой 10—20 км, которые потом распадались на части и бесследно исчезали). Энергетические затраты на каждую из таких фигур превышали потенциал десятка термоядерных взрывов. Эти процессы происходили постоянно, они имели явную внешнюю закономерность, их можно было наблюдать даже из космоса, но смысл всего этого гигантского процесса, жутко энергоемкого, был для земной науки непостижим.

Примерно так же выглядел тот поверхностный слой мутных экономических вод, в которых ловили крупную рыбку Айвэн Бойский, рейдеры и корпорация Дрэксел. Колоссальный энергетический потенциал расходовался на совершение загадочных действий, общий смысл которых и сегодня представляется начисто отсутствующим.