094 2. Бросовые акции, венчурные компании и новые информационные технологии

Дальше — больше. Выяснилось еще более пикантное обстоятельство: корпорация Дрэксел занималась мусорными акциями (junk bonds). Для тех, кто не знает, поясню вкратце, что это такое. Если, скажем, мы с кем-то из присутствующих изобрели принципиально новый самовар и хотим изобретение превратить в товар, мы должны наладить его экспериментальное производство. Но увы, у нас нет первоначального капитала. Тогда, предварительно взяв патент на свое изобретение, мы берем обрывки газет или обоев, пишем на них от руки “Акцыя”, указываем все, что необходимо (их номинал и пр.), и пытаемся продать. Они не продаются либо идут по бросовым ценам, потому что никто не знает нашу кампанию и не верит, что мы способны довести наше изобретение до серийного производства.

Такие бросовые акции действительно появляются на рынке и, естественно, нигде не котируются, но их можно пристроить по знакомым и родственникам. И тут из мглы появляется корпорация Дрэксел, которая осуществляет простую, скромную операцию: она на каждой нашей акции в правом верхнем углу ставит маленький штамп, на котором написано: мы — корпорация Дрэксел, и мы гарантируем, что если данная венчурная фирма разорится, то вы получите компенсацию от нас; но если она не разорится, а преуспеет, то вы будете делиться с нами дивидендами.

В последние десятилетия на Западе нарастает волна десятков тысяч т.наз. венчурных компаний. В ядре большинства из них — просто изобретения, технологические инновации. Лишь малая часть этих компаний одолевает путь от стадии изобретения до стадии экспериментального производства, а затем до стадии реализации. Но те, кто этого добивается, часто получают настолько колоссальную прибыль, что она способна сразу и многократно окупить все расходы.

корпорация Дрэксел фактически создала рынок из бросовых акций, большинство которых как раз и принадлежали венчурным предприятиям. Она работала, казалось бы, простым способом. корпорация опекала сразу множество таких венчурных компаний, из которых, условно говоря, 90 %, как им и положено, разорялись, но 10 %, собрав необходимый капитал благодаря гарантиям Дрэксел, преуспевали и приносили такие колоссальные дивиденды, что это позволяло с лихвой покрыть все убытки и сверх того получить прибыль, значительно бóльшую, чем в старом традиционном бизнесе.

Все понятно, кроме одного: каким образом эта корпорация ухитряется пасти стада безумных изобретателей и догадывается, на кого из них ставить, кого именно опекать? Самая пикантная тайна, главное ноу-хау корпорации Дрэксел — в ее информационной технологии, в том способе, каким она наводит справки и получает информацию о тысячах венчурных компаний, в том способе, каким она прогнозирует, какие из этих компаний наиболее перспективны, как ухитряется иметь дело с великим множеством разнообразных мусорных акций.

Видимо, есть какие-то совершенно новые информационные технологии, отсутствие которых не позволяло раньше – и наличие которых позволяет теперь – создать новый рынок из нестойкой материи junk bonds, то есть буквально делать деньги из дерьма.