091 5. Добывающие и распределительные общества. Сила и власть

Давайте сконцентрируемся теперь на формации № 2, на идеальной модели общества, где ведется игра под названием “политика”, господствует абстракция “власть” и осуществляется форма производства, названная мною “обработкой” (“О”) и относящаяся к строке-категории “распределение”.

Распределительное общество — это идеальный тип, отражающий кое-какие важные реалии большинства обществ, известных нам из истории.

Мне посчастливилось несколько раз быть на острове Крит. Как пример “распределительного общества” минойский Крит мало чем отличается от других. Там имелось четыре больших дворца, где, наряду с помещениями для ритуалов, тронными залами и галереями для процессий было огромное количество многоярусных вместительных подвалов. В них доставлялось, бралось на учет и хранилось разнообразное добро (оливковое масло, вяленое мясо и пр.). Происходило это так: сначала все централизованно собиралось и свозилось в эти дворцы, потом регистрировалось и складировалось, а затем уже оттуда централизованно выдавалось и расходовалось. С точки зрения экономической целесообразности это совершенно бессмысленно: сначала приходится со всей страны долго и упорно везти все в одно место (по дороге все это портится и разворовывается); потом долго хранить в подвалах дворца (где это тоже частично портится); и наконец вновь раздавать людям, которые это производили. Видимо, в этом есть какой-то глубокий сакральный, а также политический смысл.

Так вот, имеется объемлющая игра под названием “политика”. В политике выигрышем служит некая господствующая абстракция, ресурс под названием “власть”, которая стоит на кону. “Политика” имеет массу своих тонких правил. О многих из них не знает только уж совершенно оторванный от жизни человек. Политика состоит, к примеру, в искусстве заключения коалиций, а потом своевременного выхода из них; в том, что вы должны делегировать полномочия, но либо так, чтобы освободиться от бремени рутинной работы, либо так, чтобы свалить заранее гиблую деятельность на того, кого вы хотите “зарыть”, а потом торжественно сказать: “Ему поручили, а он провалил”! Политика состоит также и в том, чтобы вовремя централизовать все делегированное обратно и монополизировать снова все полномочия. И в том, чтобы правильно разделить административную единицу на части, разукрупнить главк, затем воссоединить главк, — но на самом деле смысл этих манипуляций просто в том, что вам не нравится министр и вы хотите его убрать. Но вместо того, чтобы это сделать, вы говорите: “Министр отличный и человек очень хороший, но эта должность сокращается в связи с кампанией сокращения штатов”. И, наоборот, вы можете создать целое управление лишь потому, что вам надо пристроить своего племянника, а не потому, что это диктуется организационной логикой.

То, что я назвал, — элементарный набор ходов типа “детского мата” в шахматах. В реальности имеют место сложнейшие игры бульдогов под ковром, многоходовые комбинации, осуществляемые корифеями политики...

Конечно, если у вас есть власть, то тем самым у вас есть и сила. Это означает, что вы можете быть весьма рахитичным чиновником, но мордовороты из силовых структур вам подчиняются. В этом смысле ресурс под названием “власть” в большинстве обществ в истории доминировал над ресурсом под названием “сила”. Если у вас была власть — сила приобреталась уже как следствие. Но не наоборот: многие люди, у которых были замечательные мышцы, острый глаз и т.п., так и не смогли конвертировать все эти силовые качества во власть.

Таким образом, при продвижении от формации № 1 к формации № 2 между вами и природой возникают все новые опосредования. Сначала была ничейная природа и вы без ограничений срывали пресловутые бананы и лавры. Затем выяснилось, что их надо добыть. “Добыча” состоит в том, что бананы растут на территории, контролируемой соседним племенем, и вам надо ее аннексировать. Или они уже собраны, лежат в подвалах, и вам осталось только взять штурмом дворец и отобрать их. Добыча — это деятельность, которая опосредует вас с природой.

Затем возникает необходимость в новой опосредующей деятельности, относящейся к “распределению”. Выясняется: чтобы получить вожделенный банан, силы уже недостаточно. Вы должны вписаться в распределительную систему: отработать норму в царской мастерской (куда вы получили распределение после раб-фака), получить талон, пойти в Кносский или иной дворец, отстоять очередь, предъявить талон чиновнику, который распределяет оливковое масло (которое, возможно, вы сами и произвели, но у вас его отобрали). И увеличивается цепочка опосредующих форм деятельности, которая отделяет вас от ресурса.

На уровне игр происходит то же самое. Оказалось, что “война” — это просто “политика”, которая продолжена другими средствами. Ваша игра под названием “политика” включает, как частный случай, игру в “войну”. Правильные политики не воюют никогда. В лучшем случае происходят некие “разборки”. Причем, если все идет по понятиям, до стрельбы не доходит.

Если описывать «политику» в терминах другой игры — «рынка», то речь может идти примерно о следующем. Есть некая власть. Ее нужно добыть (первоначальное накопление), отстоять от наскоков других людей и вложить в дело так, чтобы она воспроизводилась: как минимум просто, а лучше — расширенно. Власть — ваш политический капитал. Его нужно разместить таким образом, чтобы он постоянно возрастал (я предлагаю вам т.наз. обратную редукцию — объясняю более простую форму деятельности в терминах более сложной).