086 4. К истории борьбы госмонополий с частным производством

В истории многократно происходили похожие схватки между бюрократическим госаппаратом и частными предпринимателями, в которых многие годы неизменно брала верх часть, условно называемая “менеджментом”, а “бизнес” терпел поражение.

Историю подобных реформ мы можем проследить и в Древнем Китае. Было целое идеологическое течение “Фацзя” (или “легистов”), члены которого считали, что нужно открывать путь для развития частнособственнических тенденций и роста товарности хозяйства. Однако по мере осуществления политики реформ в Древнем Китае, которые, кстати, проходили почти параллельно с птолемеевскими (в первых веках до н.э.), у идеологов движения стало намечаться отрицательное отношение к крупному частному предпринимательству. Духовный лидер легистов Шан Ян[1] писал: “Если государство вызовет к жизни силы народа, но не сумеет их обуздать, то оно будет нападать на самого себя и обречено на погибель”[2].

Во многом похожую борьбу между линиями "менеджмента" и "бизнеса" можно проследить на материале истории экономических реформ 50-80-х гг. в нашей стране. Первоначальная идея местного хозрасчета заключалась в том, что бедным производителям для повышения их материальной заинтересованности нужно дать возможность хоть как-то пользоваться излишками произведенного сверх плана продукта (при условии, что по плану они рассчитались с казной и бюджетом). Поначалу имелся в виду натуральный продукт, однако выяснилось, что он никому не нужен, если это — шестеренки или даже целые экскаваторы. Естественно, центральные чиновники советской власти были вынуждены разрешить производителю продавать избыток своих шестеренок или экскаваторов, для чего создали специальный сегмент рынка. На этом рынке пришлось разрешить ограниченное хождение наличных денег.

Далее выяснилось, что производители, получившие деньги за избыток своей продукции, ничего с ними сделать не могут, ибо их использование абсолютно зарегламентировано. Пришлось дать им возможность покупать на эти деньги дополнительное оборудование, повышать зарплаты, нанимать дополнительных сотрудников... Таким образом, шаг за шагом государство выпускало “силы народа”.

Но быстро выяснилось, что оно смертельно опасается потерять способность их обуздать (в соответствии с указаниями тов. Шан Яна). В результате госаппарат навис над силами, которые выпустил было из-под себя, и на верхней палубе корабля советской экономики произошла смертельная схватка сил “менеджмента” и сил хозрасчетного и теневого “бизнеса”. Она закончилась тем, что корабль застопорил ход, накренился и стал тонуть. Т.е. в известном смысле была достигнута боевая ничья, прогрессивные аппаратчики в результате “перестройки” сокрушили консервативных и ринулись в номенклатурный бизнес, а теневые бизнесмены, легализовавшись, двинулись в госаппарат. Но подобная боевая ничья, как правило, приводит к тому, что рушится общественный организм, в рамках которого происходит сражение элит управленцев и производителей.