072 5. О корпорациях прошлого и будущего. Аппарат как корпорация

Аппарат — это корпорация. Слово “корпорация” я сейчас произнес впервые, поэтому остановлюсь на нем вкратце. Я не буду пытаться давать дефиниций в силу их бесполезности, о чем я уже говорил, но кое-что скажу. У слова “корпорация” есть три значения. Первое и второе не имеют прямого отношения к нашему разговору.

Первое значение слова “корпорация” — конкретный тип юридического лица, переводимый калькой с английского “corporation”. Это пример совершенно варварского обессмысливания термина, исторически возникшего совершенно по другому поводу. Очевидно, что многие термины нашей речи как бы состоят в первом браке, и этот их брак с некоторым значением крайне неудачен. Им предстоит скандальный развод и второй брак, который заключается на сей раз уже на небесах.

Второе значение слова “корпорация” — профессиональное объединение, широко распространенное в средние века: корпорация кожевенников, суконщиков, золотых дел мастеров и пр. Такие корпорации существовали веками. В основном они связаны с феодализмом. Это целый мир, очень интересный, сочный, яркий, который частично описан в литературе.

Третье значение слова “корпорация” — некое зеркальное отражение или возобновление, возрождение этого исторического феномена на новой основе. О том, что так будет, писал классик социологии Дюркгейм свыше ста лет назад. То, что он понял о корпорациях, еще предстоит нам всем осознать.

Эмиль Дюркгейм — один из трех общепризнанных основоположников социологии как науки (наряду с Максом Вебером и Карлом Марксом). Думаю, в рамках других курсов вас ожидают неоднократные встречи с ним.

В замечательной работе “О разделении общественного труда”, к которой мы еще вернемся, (и которую, хотя она и стоит на всех полках, в силу занудства автора и отсутствия специалистов-предметников по этим проблемам никто внимательно не читает), Дюркгейм писал: “Для того чтобы профессиональная этика и право смогли утвердиться в различных экономических профессиях, нужно, стало быть, чтобы корпорация вместо неупорядоченного аморфного агрегата, которым она остается, стала или, точнее, вновь стала четкой организованной группой, иначе говоря, общественным институтом. Но всякий проект подобного рода сталкивается с некоторыми предрассудками”[8].

Например, согласно одному из них, попытки возродить корпорации в начале XX века (дошедшие до того, что итальянские и немецкие неогегельянцы построили идеальную модель корпоративного государства) считаются однозначно связанными с фашистскими режимами. Термин “корпоративное государство” кажется запачканным в чем-то, поэтому эту тему обходят, не любят, редко ее касаются.

“Прежде всего против корпорации ее историческое прошлое”, — писал Дюркгейм, имея в виду то прошлое, которое и для него было прошлым, а не то, которое для него было отдаленным будущим (с момента написания этих строк до прихода фашизма в Италии оставалось 30 лет, а в Германии — 40). “В самом деле, — писал Дюркгейм, — ее считают тесно связанной с нашим старым политическим порядком и, следовательно, неспособной пережить его. Кажется, что требовать для промышленности и торговли корпоративной организации — значит, идти против хода истории. А такое попятное движение справедливо рассматривается или как невозможное, или как анормальное”.

“Аргумент был бы уместен, — пишет Дюркгейм, — если бы предполагалось искусственно оживить старую корпорацию в том виде, в каком она существовала в средние века. Но вопрос ставится иначе”. И дальше он начинает ставить вопрос иначе (к этому мы вернемся).

Таким образом, корпорация — вещь и очень старая, и одновременно новая. Она стала возрождаться к началу этого века, однако способ ее возрождения не всем нравился и нравится. Корпорацию по аналогии связали с фашизмом. Точно так же в свое время фашизм связали с нацизмом, и до сих пор все уверены, что все фашисты — жуткие антисемиты, хотя к итальянским фашистам, например, это не имело отношения. Я не хочу сказать этим, что они были хорошие, просто хочу указать, что там было много разного.

корпорация возрождается и сейчас. В известном смысле можно утверждать, что “техноструктура” де-факто или становится, или может стать прообразом, материалом для формирования современной корпорации. Поэтому, говоря о современных технологиях корпоративного принятия решений, я говорю о некой двойственной вещи: о той, которая де-факто прорастает в существующих аппаратах, и одновременно о некоторой идеализированной модели возможного будущего.

Она уже появилась кое-где (по большей части не у нас, к сожалению) и там де-факто является формой сознательно построенной и осуществляемой технологии и организации принятия корпоративных решений. Это очень серьезный вопрос, ибо корпорации претендуют быть хозяевами жизни в современном западном обществе. Еще раз повторяю: покуда многие наши соотечественники тщетно ищут таинственных масонов, которые засели в бункерах, реальная новая элита на виду у всех идет к власти в ключевых центрах западного общества (где, как считается до сих пор, правит финансовая олигархия). Я не утверждаю, что Гэлбрейт однозначно прав, но разбираться разбираться с этим безусловно надо.

Вопрос: Убедительная просьба конкретно сформулировать понятие “корпорация”.

Ответ: Второе (из названных мною трех) значение слова “корпорация” — некое естественноисторическое объединение представителей одной профессии со своим образом жизни, этикой, законами и пр. Такое профобъединение было похоже на крестьянскую общину в том плане, что формировалось не по проекту, а полустихийно, само себя не осознавало и законов своего функционирования не изучало.

Третье же значение слова “корпорация” — современное переиздание старой, ее возобновление как профессиональной корпорации управляющих. На сей раз эта обновленная метакорпорация уже осознает, в чем ее цели, задачи, профессиональная этика, отношение к другим слоям общества, и все более и более переходит к сознательному использованию и совершенствованию той или иной технологии принятия решений. Мы об этом еще будем говорить.

Для начала скажем так: современная корпорация — определенная группа лиц, профессионально занимающихся выработкой и принятием управленческих решений; она обладает в этом качестве элементами самосознания и шаг за шагом разрабатывает и использует развитые современные технологии принятия решений.

Вопрос: 1. Если можно, определение понятия “корпорация” напишите на доске. 2. Вы не могли бы определения и формулировки главных проблем говорить помедленнее?

Ответ: Я буду стараться говорить главные определения не столько помедленнее, сколько почаще — повторять их неоднократно на разные лады. Но предупреждаю: каждый раз, давая определение, я буду формулировать его как-то иначе. Это не только проблема моей неопытности как лектора, не следствие старческого слабоумия — это проблема характера изучаемого предмета.

корпорация — это двуликое, амбивалентное явление, которое имеет свою естественноисторическую и свою нормативную стороны.

С одной стороны, корпорация — это некий институт, который исторически возник, оформился и этим словом был назван еще в Средние века. По этому поводу существует литература. Вы можете посмотреть в учебниках истории (в разделе о феодализме), что такое корпорация. Там это было профессиональным объединением, способом существования, жизненным укладом.

С другой стороны, с точки зрения Дюркгейма, корпорация — объединение по профессиональному признаку, которое должно лечь в основу устройства грядущего общества XXI в., в основу корпоративного государства. корпорация — социальный институт, который должен быть искусственно, сознательно реконструирован, возобновлен, снабжен самосознанием, технологией действия, очерчен законодательно, вписан в существующие структуры государства. Это еще одна дефиниция “корпорации”.

Таким образом, когда вы смотрите на аппарат и говорите, что это есть корпорация, имейте, пожалуйста, в виду сразу две стороны:

— аппарат есть некая корпорация чиновников, прообразы которой существовали еще задолго до нашей эры, в этих протокорпорациях выполнялись учетно-распределительные функции и, главное, осуществлялось таинство воспроизводства власти (одна сторона);

— и аппарат современных «транснациональных корпораций» есть некая искусственно проектируемая и создаваемая корпорация, которая обретает свое самосознание, технологию и индустрию деятельности и по-новому должна быть вписана в структуру общества (другая сторона).

Вопрос: Что такое “амбивалентность”?

Ответ: Я тоже недавно узнал слово “амбивалентность” (смех.) Оно означает специфическую двойственность. Если нечто в разных отношениях может являться одновременно и благом, и злом, оно в этом смысле амбивалентно. Аппарат амбивалентен в том смысле, что он — зло, потому что является обиталищем тайных подковерных драк за власть, где никто не занимается делом; но он и — благо, потому что берет на свои натруженные плечи бремя принятия судьбоносных решений относительно спасения отечества, так как наши бизнесмены, эти жулики, только и знают, что вывозить капитал за рубеж, и не пекутся о нас, бедных, о чадах, о пенсионерах, не желают осуществлять благотворительное финансирование почти всех учебных и научных организаций.

Вам будет тяжело со мной в смысле определений, я предупреждаю, зато в остальном легко. Но шаг за шагом мы будем доопределять основные понятия.

Сейчас вы только начинаете осознавать, что понятийные различения необходимы, но не надейтесь получить их немедленно. Они необходимы не для того, чтобы сдавать экзамен, а для того, чтобы вообще хоть что-то понимать в серьезных вопросах профессиональной деятельности.