013 12. Конструирование метаистории

Что нас ждет в новом тысячелетии? Один из героев Стругацких, находясь в состоянии аффекта, ответил на подобный вопрос примерно так: “Каждая скотина все время норовит спросить: что нас ждет? Ну хоть бы одна сволочь спросила: что я должен делать?”.

Если сидеть и ждать ответа, куда подевалось прошлое и наступит ли будущее, то у нас их и не будет. Это не силлогизм, а констатация фундаментальной новизны, обретенной обществом в двадцатом веке. В тектоническом разломе между первой и второй мировыми войнами произошло перерождение социальной ткани во всем мире.

Великий вождь и учитель северокорейского народа Ким Ир Сен выдвинул идеи Чучхе. В свое время я решил понять, в чем именно состоят идеи Чучхе, и с этой целью прочел годовую подшивку журнала “Новая Корея”. В ходе чтения выяснилось, в частности, что идеи Чучхе факелом озаряют путь трудящимся всего мира, что они являются квинтэссенцией мудрости человечества, что они выражают концентрированный многовековой опыт корейского народа, что они служат могучим рычагом и боевым оружием в руках пролетариата и т.д. и т.п. Таким образом, удалось узнать много нового и интересного, только никак не получалось докопаться до одной частности: в чем же, собственно, состоят сами идеи.

Наконец я понял, что идеи Чучхе, о которых везде говорилось во множественном числе, существуют в единственном, что идей – всего одна, и она гласит: “Великий вождь Ким Ир Сен сказал, что человек – хозяин всему и решает все”. Окружающие долго смеялись, а я смеяться сразу перестал. До меня вдруг дошло, что Ким Ир Сен понял и сформулировал важнейшую вещь.

После всех потрясений, революций и войн столетия с обществом что-то случилось, произошел небывалый сдвиг. В истории все действительно выглядело так, словно от человека ничего или почти ничего не зависело. Человек был невольным участником исторических игр – Войны, Политики и Рынка, – правила которых ему были неподвластны и менялись непостижимым, непредсказуемым образом. Он попеременно становился то баловнем судьбы, сорвавшим куш в рулетку, то жертвой игралища неведомых экономических законов, шулерских “невидимых рук”, кризисов, потрясений и великих переселений.

И вдруг мы очутились в мире, где социальный субъект начинает вмешиваться в правила естественноисторической игры, корректировать и модифицировать их. Место известной из истмата “диалектики производственных отношений” занимает проектно-конструкторская деятельность. В новом мире будущее не наступает, оно строится.

Как говорится, почувствуйте разницу. Погода – природное явление, в отличие от самолета. Самолет, как и облако, законов природы не нарушает. Но полетит он только в том случае, если вы его сделаете, причем сделаете “правильно”. То есть вы должны построить некоторые модели, неудачно называемые “законами” аэродинамики, разработать технологии производства искусственных материалов и конструкций, добыть необходимое сырье, выстроить опытный образец, испытать его и т.д. Самолет в полете, конечно, не отменяет и не нарушает природных законов, но самолеты не возникают эволюционным путем, как птеродактили. Примерно то же самое можно сказать о предпринимательских схемах и об электронных биржах.

Мы попали в мир, где новые формы человеческой деятельности не “возникают” неким естественноисторическим путем, а конструируются. Предметом и материалом конструирования новых форм являются старые, то есть исторические формы.

Утопия, которая получила адекватный материал для воплощения, теряет качество утопии. Идеология, обретая адекватную форму деятельности, перестает быть идеологией.