092 На чём зарабатывают современные собственники?

Откуда вообще в современных социальных играх берутся новые блага, подлежащие дележу и присвоению?

Всё, чем пользуется человек в материальной жизни – это, в конечном счёте, вещества природы (минералы, вода, растительный и животный белок…), добытые и обработанные с помощью сил и процессов той же природы (ветер и течение, физическая сила животных, трение, горение…), используемых в качестве производительных сил. Меняются конкретные их наборы – технологии, а также, что существенно, способы присвоения производительных сил и продуктов производства.

К началу прошлого века в целом завершился огромный период истории, по итогам которого сформировалась индустриально-рыночная система присвоения. В её рамках хозяйствующие субъекты производят продукты и услуги в форме товаров, продают их на свободном рынке, исходя из динамики спроса и предложения, и приобретают универсальный денежный эквивалент их стоимости .

Новость состоит в том, что век спустя эта система в целом прекратила существование, от неё остаётся только видимость, внешняя оболочка. Заработать «рыночным» способом деньги для производителей становится практически невозможным.

Для энергетиков, впрочем, новости тут нет никакой. Еще в XIX веке Маркс (признанный ныне основоположником экономического мейнстрима – институционализма) указал на противоречие между общественным характером производительных сил и частным способом их присвоения. Чтобы построить и эксплуатировать современную электростанцию, требуется сложная кооперация тысяч хозяйственных субъектов в масштабах страны. Кто же позволит директору ГЭС торговать электричеством как своим на колхозном рынке? На месте «невидимых рук» войны, политики и рынка на протяжении последнего столетия бурно формировались институты и инстанции, регулирующие плотную ткань отношений между собственниками. В частности, в русле этой тенденции появились органы антимонопольного управления, Федеральная резервная система, Комиссия по биржам и ценным бумагам и т.п.

Казалось бы, в сфере производства простых конечных продуктов типа пищи и одежды свободный рынок может сохраняться? В начале 80-х, в рамках идеологической кампании по «избавлению от лишней регламентации» представители администрации Рейгана выяснили, что производство и продажу пиццы в США регламентируют 800 актов и документов различного уровня. К разочарованию неоконсерваторов, в итоге выяснилось, что большинство из них действительно необходимо. Сегодня пицца «Papa John’s» в Саратове производится в рамках отношений франшизы, и хозяин пиццерий рассказывал мне, что ежеквартально представители собственника бренда проводят тщательную инспекцию и проверку качеств его деятельности по нескольким сотням параметров. На этом фоне пресловутые козни наших пожарных и санэпидстанций кажутся милыми пустяками.

Производители одежды и обуви во всём мире безуспешно «конкурируют» с китайцами. Кавычки означают, что наряду с невидимой рукой в этой «конкуренции» фундаментальную роль играют правительство КНР, Всемирная торговая организация и национальные таможенные органы. Так что цены на ширпотреб не в большей степени определяются рынком, чем тарифы в энергетике.
Вместо спроса и предложения производители оказываются зажаты между ростом институциональной регламентации, провоцирующим новые затраты, и прессом снижающихся цен-тарифов на их продукты и услуги. Вместо «невидимых рук» они сталкиваются с институтами собственности, которые порождают институциональные издержки.

Основная задача современного производителя – снижение трансакционных (и других институциональных) издержек. Основной способ её решения – конструирование «цепочек добавленной стоимости», включающих его актив: системы отношений между ним и потребителями его продукции, поставщиками сырья и комплектующих, корпоративными регуляторами, страховщиками, дистрибьюторами, кадровыми агентствами и т.п. При этом акт «продажи» – всего лишь заключительное звено сконструированного процесса производства добавленной (сэкономленной) стоимости, элемент её технической реализации.

Конструирование схем добавленной стоимости не по силам невидимой руке рынка, но ни в чём не нарушает его законов, напротив, базируется на их использовании. Так, производство и эксплуатация самолётов не противоречат закономерностям движения воздушных масс. Но на этом основании заводы концерна «Боинг» и аэропорт «Домодедово» не стоит причислять к метеорологическим явлениям.