085 Каковы особенности развития капитализма в России?

На нескольких страницах по поводу особенностей развития капитализма в большой и сложной стране можно сказать нечто предельно абстрактное и поэтому банальное. Общеизвестно, что капитализм в России не эволюционировал так, как в абстрактных странах образцового Запада, где он, по официальной версии, прорастал и вызревал сам по себе. Куски зрелой капиталистической ткани были в Россию импортированы в разные эпохи и по разным поводам. В России никогда не было капитализма в западном смысле как базового жизненного уклада, но были отдельные анклавы или зоны, где он бурно расцветал. При этом, как считается, более укорененным был промышленный капитал – заводы Демидова или Сормовские верфи. С купеческим капиталом все уже обстояло посложнее. Что же касается банковских капиталов, то они, как правило, были родом из-за рубежа, большей частью из Антанты. Поэтому в России никогда не было целостного капитализма – он был слоистый и локальный. Большая часть населения обреталась в архаическом, крестьянском укладе, буржуазного пороха она сроду не нюхала. После революции почти все острова капиталистического архипелага постигла участь Атлантиды.

Но подобные особенности вовсе не являются российской монополией. Образцово-идеальная страна «запада» – не более чем худосочная абстракция, извлеченная из конкретики Англии, Франции, Германии, Италии и США. Чем дальше от Англии, тем менее классично возникновение капитализма. Даже в Истории №1 оно везде было кривое, косое, ограниченное и все равно включало заимствование. Сегодня, в эпоху постиндустриальной связности новое, рождаясь единожды в одной стране (глубоко несчастной, кстати), всеми прочими заимствуется. Они, в свою очередь, делятся на успешно догоняющих и тех, кто не догоняет (а затем резко перегоняет). Заимствование в современном мире является органичным элементом развития.

Чтобы указать на то, чем отличается Россия в этом смысле от других стран, нужно было бы сперва дать классификацию способов заимствования и типов социальной ткани, на которую оно ложится. Но здесь современное обществоведение не идет дальше отдельных мифов, картинок и лоскутков. Например, в дискурсе, возводимом к Максу Веберу, уместно рассуждать, что русские старообрядцы имели такую этику, которая будто бы подходила для людей, ориентированных на индивидуальный успех и на прибыль. Не готов говорить на такие темы.