038 В стране святых чудес

Называя вещи своими словами – что это было? Что такое нормативная экономика и нормативная политика в современном мире, что мы – единственные в этом роде? Ничего подобного, речь идет о частном случае повсеместно возникающего в XX веке общественного устройства, именуемого пустыми, но многозначительными терминами "постиндустриальное", "постэкономическое", "пострыночное". А присущую ему управленческую надстройку столь же бессодержательно именовали технократией, техноструктурой (видимо, по созвучию с нашей номенклатурой). Для обозначения надрыночных управленческих этажей американского и других западных обществ сегодня иногда используется политкорректный эвфемизм "трансакционный сектор".

В США этот управляющий "сектор" полным ходом стал отстраиваться после Великой депрессии, в ходе рузвельтовской революции, когда, в частности, в 1934 году была учреждена Комиссия по ценным бумагам и бирже, в 1935 году – модернизирована Федеральная резервная система. Это были первые шаги формирования либеральной версии постиндустриальной надстройки. Корпоративная ее версия возводилась в Италии и Германии. Но наш Госплан появился на полтора десятилетия раньше, ознаменовав начало строительства коммунитарной версии постиндустриализма.

В 1930-1960-е советская постиндустриальная система управления продемонстрировала наивысшую в мире эффективность, особенно если иметь в виду ту "архаическую, полудикую и по-настоящему дикую" основу, на которой она воздвигалась.

В 1970-1980, запутавшись в бровях, мы застоялись, потом по-кубански ускорялись и перестраивались. Тем временем на Западе, в стране святых чудес, и впрямь "пошел процесс", начались самые настоящие чудеса со стоимостью активов. Ныне процесс перешел в лавину.

К началу 1970-х отношение рыночной стоимости компаний к балансовой там в среднем составляло 0,8 – что по здравому смыслу вроде бы понятно. С 1973 по 1993 год эта величина почему-то неуклонно ползла вверх и достигла 1,7. А к 1998 году среднее значение коэффициента "рыночная/балансовая стоимость" для компаний, по которым рассчитывается промышленный индекс Доу-Джонса, уже было больше 5.

Нематериальные активы повсеместно оказались у них впятеро увесистее материальных. Что хотят, то и делают!