045 Разговор третий

Для начала приведу полученные от вас правильные ответы на вопросы, заданные в прошлый раз.

Во-первых, я попросил определить год, в котором происходит действие романа. Естественно, однозначной датировки там нет, потому что Уоллер многое перепутал. Но есть два ориентира, которые указывают на 1960-й год. Один из них – упоминание о том, что за два года до Великой Депрессии, то есть в 1927-м, Палмеру было 11 лет, при этом, в другом месте говорится, что на момент действия ему 44 года. Отсюда получаем 1960-й год. Второй ссылкой является упоминание о 15-й годовщине Пенемюнде, хотя странно и глупо, что Уоллер, который, кстати, сам был разведчиком, отнес ее к концу августа 1945-го (ведь действие романа начинается в августе), а не к маю, как это было на самом деле.

Второй вопрос был сформулирован следующим образом: один из главных героев романа имел вполне реального двойника, который не в книге, а в жизни занимался тем же самым, и у него было подлинное имя. Этот главный герой – Мак Бернс, а его двойник, дважды встречающийся в романе, – Сид Бэрон. Он признанный корифей PR, который жил в те времена в Нью-Йорке, о нем, в частности, можно прочесть в предисловии Зорина к нескольким изданиям романа. В одном месте романа упоминается, что сбербанки наняли его в противовес Маку Бернсу. Второе упоминание относится к вечеринке, на которой Вирджиния подводит Сида Бэрона к Палмеру и знакомит их.

Третий вопрос касается сходств и различий в биографии главного героя, Палмера, а также других персонажей романа, и автора книги – Лесли Уоллера. Оба они родились в Чикаго (только Уоллер на семь лет позже), служили в армейской разведке во время второй мировой войны. Как и Бернс, Уоллер занимался PR. Как Вирджиния Клэри, работал журналистом. А, судя по детальности и правдоподобии в описании событий романа, автор сам участвовал в похожей реальной истории, черты которой он и перенес в роман.
Четвертый вопрос – это суть конфликта между сберегательными и коммерческими банками. Сберегательные банки имели возможность работать с мелкими вкладами и привлекали больше средств населения благодаря чисто символическому превышению своей ставки по вкладам над ставкой коммерческих банков. Разница составляла всего 0,5%. При этом сберегательные банки имели ряд ограничений в своей деятельности, в частности, в вопросе инвестирования в промышленность. Борьба шла за наличные деньги мелких вкладчиков, а в данном случае, вокруг того, будет ли сберегательным банкам предоставлено расширенное или неограниченное право открывать филиалы в пригородах. Дело в том, что тогда в послевоенной Америке, как у нас в настоящее время, состоятельные горожане начали переселяться в пригородные коттеджи, осознав, что жить в городе тяжело, опасно, вредно для здоровья и очень дорого. Таким образом, банки хотели последовать за вкладчиками, но закон запрещал сберегательным банкам открывать отделения вне своего округа. Они добивались поправки к этому закону.

Пятый вопрос. В романе события развиваются вокруг сберегательных и коммерческих банков, и упоминается только один инвестиционный – «Лионель Никос и сыновья», он играет важную роль в романе.

Как вы помните, было задано еще два дополнительных вопроса.

Первый из них очень простой. В романе упомянуто несколько имен немецких ученых-ракетчиков, захваченных в Пенемюнде, часть из них вымышленные, часть – настоящие. Естественно, в полученных ответах в первую очередь называется Вернер фон Браун, американский Королев, который сыграл ведущую роль в американском космическом прорыве. Гаусс и еще один, упомянутый в романе, – вымышленные персонажи.

И, наконец, последний вопрос, который я задал в прошлый раз. Когда Палмер осуществляет свою схему по обрушению акций Джет-Тех, в частности, обзванивает знакомых маклеров, банкиров, предпринимателей, он думает о том, что ему грозят серьезные неприятности, если его деятельность будет раскрыта. За что же ему грозили неприятности, что он нарушал? Ответ в том, что деятельность Палмера относится к так называемому инсайдер-трейдингу, о чем в американском праве есть отдельные статьи с 1934 года, кстати, подразумевающие довольно суровые наказания.

Теперь вопросы к следующему разу, после чего мы перейдем к подробному рассмотрению схемы, которую осуществил Палмер. На ее примере мы будем разбирать, кто такой предприниматель, в чем опасность и польза его деятельности, и какие качества ему нужны.
Вопрос первый: в чем суть схемы, которую корпорация Джет-Тех применяла против Бэркхардта и ЮБТК? Там, как всегда, есть банальный слой событий и лежащие под ним некоторые тонкости. Меня интересуют именно тонкости.

Второй вопрос: когда и на основании чего Палмер разгадал суть схемы Джет-Тех? Причем я прошу полностью восстановить последовательность событий, до мельчайших деталей, которые, так или иначе, привели к тому, что Палмер разгадал всю схему. Эти детали здесь очень важны. Также меня интересуют те свойства, качества Палмера, без которых он не смог бы это сделать.
Вопрос третий. Известно, что Мак Бернс представлял себя как выпускника Гарварда. Соответствовало ли это действительности? Какое образование получил Мак Бернс?

Далее, в романе есть место, где говорится, дословно, о «гражданской коррупции». Причем в позитивном смысле. И приводится пример ее большей эффективности по отношению к государственной политике. Меня интересует, где и на примере чего было показано, что это действительно так, то есть «гражданская коррупция» являлась более эффективным инструментом по сравнению с государственной политикой.

Наконец, пятый вопрос. У Вика Калхэйна в Нью-Йорке было три офиса, предназначенных для разных типов деятельности. Укажите три социальных роли и три соответствующих типа деятельности, которыми он там занимался. Это первая часть вопроса. Вторая – в чем связь (если она есть) между этими сферами деятельности?

Последние два из названных вопросов – это подготовка к разбору темы соотношения политики, «гражданской коррупции» и PR. Вопрос этот у нас плохо исследован, но очень важен для любого предпринимателя. Независимо от того, как он сам относится к этому, его успех или неуспех критически зависит от понимания этого вопроса. Причем сюда примыкает и вопрос об образовании Мака Бернса.

Теперь двинемся дальше от той точки, где мы, предположим, поняли, в чем суть схемы, которую применяет Джет-Тех, группа Лумиса, Бернса и Арчи Никоса против Бэркхардта. Предположим, Палмер разгадал эту схему. Каким образом – разберемся в следующий раз. Мы, конечно, забегаем вперед. Но это объясняется тем, что, не зная и не понимая конец романа, совершенно невозможно понять даже его первых страниц.

Сейчас перед нами Палмер, который уже разгадал схему. Казалось бы, если человек разгадал схему, то он должен начать действовать. Перед ним несколько путей. Часть из них он обсуждает в беседе со своей супругой Эдис.

Путь первый. Палмер знает, что в ближайшее время произойдет скачок акций ЮБТК, т.к. они подвергаются скупке в процессе корпоративного захвата. Поскольку он обладает достаточно большим количеством акций, то вполне может поспекулировать на акциях ЮБТК. Он может приобрести крупный пакет, пользуясь положением первого вице-президента банка, и все будут только приветствовать это. К тому же, зная людей, у которых есть крупные пакеты, он может заняться «инсайдер-трейдингом» и крупно на этом заработать.

Во-вторых, он так же может поспекулировать на акциях Джет-Тех, которые в результате ее победы должны крупно подорожать.
Путь третий вытекает из того, что в результате осуществления схемы Палмер должен стать первым лицом ЮБТК, вместо Бэркхардта. Ничто не мешает ему, когда он разгадал схему, просто «расслабиться и получить удовольствие», т.е. вести себя лояльно и автоматически стать первым лицом крупнейшего банка. Ведь от него, собственно, не ждут никаких унизительных действий. Правда, он будет подконтрольным лицом, но кто сказал, что Бэркхардт никому не подконтролен? Палмер отвергает все эти варианты. Отсюда у меня к вам еще вопрос.

Почему Палмер, находясь на развилке из четырех путей, избрал именно четвертый, который мы с вами сейчас обсудим, а не один из трех, перечисленных выше? Каковы были его мотивы?

Находясь в позиции человека, разгадавшего схему, вы, безусловно, приобретаете огромные преимущества. Поскольку вы знаете будущее, вам заранее известен результат корпоративной схватки двух гигантов, вы можете избрать несколько путей и получить колоссальную прибыль на каждом из них. Но Палмер избрал четвертый, самый сложный. Он подвергался почти смертельному риску, но сломал схему Джет-Тех. Сыграл и выиграл на стороне ЮБТК в почти безнадежной ситуации.

Но тогда возникает еще один вопрос. Почему Палмер, даже выбрав этот путь, не начинает действовать немедленно? Он приступает к действиям только в самый критический момент, когда ситуация резко обостряется. Почему он медлит, тянет резину?
При этом заранее хочу вас предостеречь от неверного ответа, что время у Палмера уходит на разработку схемы. Идея схемы деятельности рождается вне времени, «моментальным инсайтом». Разбирая роман, мы это увидим.

А теперь перейдем собственно к четвертому пути, который выбрал Палмер. Голая суть его гениальной контрсхемы состоит в следующем.

корпорация Джет-Тех занимается разработкой высоких технологий, большая часть которых связана с космосом, где корпорация выполняет государственные заказы, в основном, оборонные, а также связанные с «лунной гонкой». Разработка космических технологий обходится очень дорого, требует масштабной кооперации и гигантских кредитов. Для их получения приходится формировать банковские пулы и строить инвестиционные схемы. Именно этим занимается Никос. У Джет-Тех имеются особенно серьезные проблемы с инвестициями. В частности, источником проблем является буксующая на месте программа разработки ракеты «Уотан» (которая, в свою очередь, буксует во многом из-за недофинансирования). корпорация обращается в ЮБТК за кредитом беспрецедентного масштаба, не получает его и после этого реализует схему захвата банка.

Контрсхема, которую применил Палмер, состоит в следующем. Используя рискованные инсайдерские методы он добивается кратковременного, но заметного снижения курса акций Джет-Тех. Одновременно он устраивает политический скандал вокруг нее, чем убивает сразу трех зайцев: закрепляет тенденцию к падению акций, лишает корпорацию возможности продолжать схватку на фондовом рынке и отвлекает внимание от своих действий. Все это он осуществляет накануне решающего собрания акционеров ЮБТК, на котором должен осуществиться переход власти.

В чем суть скандала? Палмер знает, что одной из ключевых фигур в научных разработках Джет-Тех, руководителем программы «Уотан» является его старый знакомый Гаусс. Гаусс честолюбив, он обладает несколькими ноу-хау и крайне недоволен недофинансированием своих работ. Палмер организует переход Гаусса в другую корпорацию, которой руководит его друг, генерал Хейген, и устраивает скандал вокруг этого перехода путем подключения к делу сенатской комиссии, контролирующей оборонные программы. Одна из задач этой комиссии – контролировать перемещения ученых и конструкторов уровня Гаусса так, чтобы не пострадали военные заказы и программы, не было утечек информации и т.п. Косвенным, но важнейшим результатом скандала благодаря использованию прессы становится привлечение внимания к неудачам Джет-Тех в реализации важнейшей программы «Уотан» и возникшим у нее серьезным финансовым проблемам. В результате руководству Джет-Тех становится не до ЮБТК, она связана по рукам и ногам сенатским расследованием и претензиями своих озабоченных акционеров. Что и требовалось доказать.
А теперь самое время разобраться с осуществлением схемы. Я хочу развинтить ее на части и понять, какие свойства личности, знания, профессиональные навыки Палмера потребовались для того, чтобы схема была реализована. То есть выявить те составляющие, без которых схема не могла быть осуществлена.

Итак, Палмер отрезает себе пути к отступлению, вступив в открытый конфликт с Бернсом и сломав ему челюсть. Горячий ливанский парень после этого готов уничтожить Палмера если не физически, то в плане карьеры и репутации точно. Это происходит в пятницу вечером, а в понедельник с утра его репутацию, независимо от исхода схватки ЮБТК и Джет-Тех, ждет крах. Пора уходить на пенсию. И в этот момент Палмер разрабатывает и реализует свою схему, благодаря которой не просто останавливает Бернса, но берет его под контроль. Во-вторых, он ломает схему Джет-Тех. Наконец, в-третьих, собрание акционеров банка делает его первым лицом. Только теперь, в отличие от сценария захвата ЮБТК корпорацией Джет-Тех – неподконтрольным Лумису. То есть он собирает преимущества всех возможных вариантов развития событий.

План действий он разрабатывает буквально за несколько ночных часов и реализует менее чем за трое суток (начинает в ночь с пятницы на субботу и завершает после обеда в понедельник). Я насчитал в действиях Палмера 22 основных шага. Каждый из них заслуживает отдельного разбирательства, хотя, конечно, за оставшиеся четверть часа сложно будет это сделать. Представьте себя на месте Палмера. Итак, начнем.

Шаг первый. Как можно раньше утром в субботу Палмер звонит Гауссу и туманными намеками сообщает о возможности перехода в другую корпорацию, где он будет иметь куда более выгодные условия для реализации своих проектов. В данном случае Палмеру пригодилось то, что он служил в разведке, знал Гаусса, знал о секретных разработках, которые ведет корпорация Джет-Тех, знал, что у Гаусса есть идеи, которые он не может реализовать из-за того, что Джет-Тех не обеспечивает ему достаточное финансирование, знал, что телефон Гаусса наверняка прослушивается и поэтому разговор нужно вести крайне осторожно... Палмер уверенно огибает все подводные камни, разговор удается, и Гаусс дает понять, что с радостью согласится на подобное предложение.

Шаг второй – звонок генералу Хейгену. Для этого надо было знать, где найти генерала в субботу, знать, что генерал служил в разведке, что у него крупная оборонная фирма, знать, что фирма нуждается в новом научного руководителе, иметь представление о конкретной сфере разработок фирмы Хейгена. Кстати, Палмер не виделся с генералом уже несколько лет, и все эти сведения были получены им благодаря внимательному изучению материалов прессы. Палмер также должен был обладать рядом психологических способностей, чтобы правильно построить и провести разговор с профессиональным разведчиком. В результате Палмер, не называя имен, говорит Хейгену о возможности перехода Гаусса в его фирму на конкретных условиях, на которые генерал соглашается.

Шаг третий – звонок Тиму Карви (дальнему родственнику, мужу тетки жены Палмера, по-русски это называется «седьмая вода на киселе»). Палмер знал, что Карви – важный деятель сенатской комиссии, связанной с оборонными разработками. Это был очень тонкий ход. Смысл звонка – активизировать Карви, подготовить к дальнейшим событиям, а заодно убедиться, что он действительно имеет прямое отношение к сенатской комиссии и что именно в его полномочия входит контроль над переходами руководителей работ оборонного значения, в том числе и запрет на такие переходы. Палмер выясняет, что ему нужно, доводит «клиента» до нужного состояния и завершает разговор. Звонок объясняется тем, что Палмеру необходимо было вмешательство правительства, без которого схема существенно осложнялась. Палмер выяснил, что вмешательство правительства возможно.

Итак, Палмер «прозвонил» основные узлы структуры возможностей.

Шаг четвертый – второй звонок Гауссу. Палмер сообщает конкретные условия перехода. Не упоминая ни фамилий, ни фирмы – телефон ведь может прослушиваться – он делает так, что Гаусс сам догадывается. После этого Палмер приглашает его в самое раннее время (утро понедельника) на ленч в клуб, где это явно будет замечено собирающимися там банкирами, журналистами и другими людьми, чьей реакции требует схема.

Шаг пятый – второй звонок генералу Хейгену, которого он приглашает на тот же ленч. Генерал догадывается, что должен сыграть определенную роль, и соглашается.

Теперь спроектированная акция привязана к определенной точке пространства и времени.

Шаг шестой. Палмеру надо заказать место в клубе, где состоится ленч. Проблема в том, что он не является членом этого клуба, да и «светиться» ему раньше времени нельзя. Палмер поручает своей жене позвонить в клуб от имени генерала Хейгена, который является членом клуба, и заказать столик. Таким образом, Палмер не только организует ленч, но и делает так, что никто не узнает о том, что именно он был его инициатором.

Шаг седьмой открывает вторую часть плана. Палмер начинает систематический обзвон (более 30 звонков) маклеров, банкиров, бизнесменов, бывших партнеров его отца в разных городах. Причем, смещаясь по часовым поясам, он точно выбирает время звонка – момент ужина в субботу, когда человек еще хорошо соображает, то есть не ложится спать и не «расслабляется» спиртным, но не готов выяснять подробности и вести деловые разговоры. Смысл разговора везде один – Палмер, так или иначе, побуждает человека начать избавляться от акций Джет-Тех, таким образом, провоцируя их обвал.

Шаг восьмой. Второй звонок Тиму Карви. Этот разговор – особый случай и предмет рассмотрения, в том числе и для психологов, целый роман в романе, хотя и занимает всего полторы странички. Для этого Палмеру требуется знание того, как работает госаппарат, знание психологии чиновника и ряд других вещей. Цель разговора – подготовить Карви к тому, чтобы в нужный момент он «активизировался» и, получив информацию, немедленно наложил запрет на переход Гаусса и открыл расследование по этому поводу.

Шаг девятый – контрольный звонок Бернсу. Этот звонок делается в воскресенье вечером. Пока Палмер не может сказать ничего такого, чтобы Бернс отказался от своего плана разнести в клочья его репутацию, но, тем не менее, он должен заставить Бернса задуматься и отложить это хотя бы до второй половины дня понедельника. Происходит сложный разговор, в ходе которого Палмер произносит ключевую фразу: «Позвони Лумису около трех часов дня, поймешь новые правила игры. Когда поймешь, буду рад с тобой сотрудничать». И намекает ему на некое ключевое время – 15.30 (на самом деле, это время закрытия биржи). Важно, чтобы до этих пор Бернс ничего не предпринимал, думая, что «разнести Палмера в клочки» он всегда успеет. А к тому моменту он должен увидеть, что с акциями Джет-Тех творится неладное, и задуматься.

Шаг десятый. В ночь с воскресенья на понедельник Палмер начинает обзванивать нью-йоркских банкиров. Этот момент один из самых сложных по нескольким причинам: во-первых, он сам в Нью-Йорке недавно, во-вторых, телефоны в этом городе прослушиваются особенно часто, да и по другим причинам тоже. Поэтому он откладывает обзвон Нью-Йорка на последний момент.

Шаг одиннадцатый – первое действие в «реальном пространстве». Палмер лично встречает Гаусса на вертолетной станции и доставляет его в клуб, где проходит показательный PR-ленч. Все видят Гаусса и Хейгена вместе, в том числе и ряд банкиров, а также журналист Джордж Моллетт.

Шаг двенадцатый, – очень важный. Из обрушившегося шквала звонков Палмер вылавливает только один – журналиста Моллетта из газеты «Стар». Суть разговора в том, что Моллетт должен искать не Гаусса и не Хейгена – это бесполезно, а некоего Тима Карви, к которому он должен начать приставать с различными вопросами, основная цель которых – дать Карви понять, что в сфере его ответственности происходит нечто важное и побудить его к активным действиям. Моллетт понимает, что должен сделать это в обмен на некие будущие услуги со стороны Палмера, и срочно приступает к делу. «Процесс пошел», – как говаривал Михаил Сергеевич Горбачев...

Тринадцатый шаг. Середина дня понедельника. Акции Джет-Тех начинают падать. Бернс звонит Палмеру, желая выяснить, в чем дело. Осторожненько выясняет и дозировано демонстрирует некую долю показного дружелюбия. Палмер не дает никакой конкретной информации – слишком рано – а говорит, что, мол, то ли еще будет. Это тоже очень тонкий разговор, и без этого разговора задержать действия Бернса было бы невозможно. Информацию давать еще нельзя – рано, схема Палмера может быть раскрыта и подорвана политтехнологическими средствами. Потому что Бернс обладает гораздо более мощным информационным ресурсом. Ресурс Палмера в работе с прессой мизерный – это буквально два-три журналиста, с которыми он успел познакомиться.

Четырнадцатый шаг. Телефонный разговор с Моллеттом номер два. Журналист доложил Палмеру, что звонил Тиму Карви, тот ничего не сказал, однако чрезвычайно возбудился. Моллетт чувствует, что «сработал», сделал то, чего от него хотели, и теперь надеется получить интересующую его информацию. В ответ на это Палмер дает понять, что еще рано, и диктует лишь официальную версию событий. В ней упоминается и про ракеты, которые взрываются, и про Гаусса, которому платят мало денег, – в общем, про все, кроме ЮБТК, сберегательных банков и самого Палмера. Палмер призывает Моллетта, понимающего, что ему предлагают «джинсу», опубликовать эту версию. Сейчас у меня нет возможности остановиться на важном вопросе, за счет чего Палмер посадил на крючок Моллетта, и почему последний так усердно отрабатывает эту версию, вместо того чтобы выразить несогласие. Видимо, на то есть веские причины.

Пятнадцатый шаг. Ключевой разговор с Бернсом. Бернс узнал о переходе Гаусса и понял всю схему, но еще не уверен в деталях. Теперь он пытается прощупать ее, понять, на каких слабых местах можно сыграть, как построить контрсхему. Демонстрируя уже открытое дружелюбие, он задает несколько вопросов, показывая, что схема Палмера уязвима. Палмер спокойно отражает все нападки, демонстрируя, что все просчитано, после чего Бернс открыто сдается и приглашает Палмера на обед с целью окончательного примирения. В целом, этот разговор, наверное, заслуживает отдельной лекции. Читая его, можно просто наслаждаться происходящей игрой. Как в шахматах – Бернс говорит: «Я пойду – так», – на что Палмер отвечает: «А я – вот так, и ты снова проиграл». Это борьба выиграна Палмером за счет более высокого уровня рефлексии.

Шаг шестнадцатый – весьма личный разговор с Вирджинией Клэри, где Палмер, выступая в нескольких ролях, попутно успевает понять, что она уже знает текст статьи, заказанной им Моллетту, и проверяет, все ли так в этой статье. Разговоры о «цинизме» Палмера лучше пока оставить в стороне, я обращаю внимание на рациональную суть его действий в этот период времени.

Шаг семнадцатый – встреча с Бернсом. Бернс пытается устроить «праздник любви», однако Палмер показывает, что знает все его мотивы, просчитал ходы и единственным вариантом для Бернса считает работу под своим контролем. Таким образом, попытки Бернса организовать партнерские отношения рухнули – теперь он подчиненный. Происходит однозначная фиксация соподчинения ролей.

Шаг восемнадцатый. Осуществляя свою схему, Палмер не забывает и о том, что параллельно идет битва со сберегательными банками. По ряду причин ему необходимо, чтобы она все равно была выиграна, и теперь Бернс под его контролем разрабатывает схему снятия с голосования поправки к закону, нужной сберегательным банкам. Бернс создает липовый комитет граждан «по борьбе с ползучим социализмом», печатает воззвание этого комитета. Это классическая «грязная технология». Теперь любой человек, так или иначе выступающий в поддержку поправки, рискует быть обвиненным в симпатиях к «ползучему социализму». В результате лучшее, что могут сделать законодатели – просто не ставить поправку на голосование, чтобы вообще нельзя было поднять вопрос о том, кто «за», а кто «против». Это самый выгодный для них шаг.

Шаг девятнадцатый. Драматический разговор с Бэркхардтом, который тоже является жертвой осуществляемой схемы. Палмеру надо его окончательно обезвредить, предотвратить попытки Бэркхардта сделать какие-либо бессмысленные шаги. В результате его воля должна быть парализована, т.к. все его действия только вредят ситуации.

Двадцатый шаг – реализация схемы Бернса против сберегательных банков. Палмер убеждается, что манифест комитета граждан по борьбе с «ползучим социализмом» будет опубликован, что его зиц-председатель надежно укрыт от журналистских и иных расследований и, следовательно, механизм запущен.

Двадцать первый шаг. Перед самым собранием акционеров Бэркхардт пытается выйти на контакт с Палмером, чтобы поискать шанс удержаться на своем месте или оговорить себе выгодные условия ухода. Палмеру удается мастерски уклониться от этой встречи. Сейчас ему необходимо максимально дистанцироваться от проигравшего накануне решающего заседания совета директоров, показать себя независимой фигурой.

И, наконец, шаг двадцать второй – заключительный. Едва ли не критический элемент всей схемы, поскольку происходит прямое взаимодействие с главным игроком противостоящей команды. К этому моменту операция Джет-Тех по перехвату контроля над ЮБТК остановлена. Однако прежний сценарий, по которому предстоит собрание совета директоров банка, продолжает действовать. По этому сценарию совет директоров должен быть увеличен на десять человек, а Бэркхардт заменен на Палмера. Лумис скован расследованием сенатской комиссии, Бэркхардт сломлен, но стопроцентной уверенности в том, что новые члены совета, предложенные Джет-Тех, будут голосовать именно за него, у Палмера нет. В этот момент, очень точно выбрав время – всего за несколько минут до собрания, он выходит на контакт с Лумисом и предлагает ему сделку. Конечно, Лумис пока имеет возможность для маневра. Он может устроить скандал вокруг назначения Палмера, подвергнуть его сомнению, но зачем? У Палмера есть козырь. Он предлагает идею, как прекратить расследование сенатской комиссии, которое грозит обрушить весь бизнес Джет-Тех, в обмен на то, чтобы собрание акционеров прошло необходимым Палмеру образом. Блестящий ход Палмера состоит в том, что он может организовать слияние фирмы Хейгена с Джет-Тех. Тогда сенатской комиссии нечего будет расследовать, потому что исчезает повод и объект для расследования: сам акт перехода Гаусса сразу меняет юридический статус, становится внутрикорпоративным переходом. Интересно, что, если обычная предпринимательская схема, будучи раскрытой, перестает принадлежать ее создателю, в данном случае рычаги контроля остаются в руках Палмера, т.к. он контролирует узловой элемент схемы. Ведь согласие на слияние зависит от Хейгена, а Хейген – друг Палмера. Ход действительно блестящий – идея раскрыта, а реализовать ее без помощи Палмера нельзя. Лумис сразу понимает ситуацию и соглашается на предложение.

Теперь, когда мы очень поверхностно, в первом приближении просмотрели логику действий Палмера, надеюсь, у вас возникает ощущение, что не такое это простое дело – предпринимательские схемы.