037 Друзей моих прекрасные черты

Опишу еще несколько характерных свойств идиота.

Идиот доверчив. Человеку, находящемуся в модусе идиотизма, говорят, например, что некое мероприятие состоится в аудитории № 509. Он приходит туда и никого там, само собой, не обнаруживает. Через неделю ему опять сообщают, что важная встреча состоится там-то и тогда-то, он опять приходит и, естественно, оказывается в гордом одиночестве. Но сколько бы раз его ни обманывали, он по-прежнему будет верить. Он исходит из того, что нужно верить человеку, когда тот дает честное слово, назначает свидание, обязуется уплатить деньги или берет на себя какую-то часть работы по совместному проекту. Идиотизм данной позиции в том, что абсолютному большинству наших граждан доверчивость не свойственна.

Идиот непрактичен. В стихотворении Арсения Тарковского “Румпельштильцхен” карлик, которого обманула королева, от огорчения “прыгнул — и разорвался // в отношении два к одному”. Немецкие дети, собравшиеся вокруг несимметричных частей карлика, клеймят его в следующих выражениях: “Непрактичный и злобный какой”! То есть наиболее предосудительна для них не злобность, а именно непрактичность.

В повести “Кальдера Россия” (“Иное”, т. III) я привожу для характеристики своего героя известную цитату из Пастернака: “Но пораженья от победы ты сам не должен отличать” . Нет, вы только представьте себе идиота, который не в состоянии отличить пораженья от победы! Играешь с ним в шахматы или в карты, а он не понимает, победил или проиграл. Так не берись тогда за фишки! Это — типичная идиотски-непрактичная позиция, которая глубоко укоренена в русской культуре.

Идиот нерасторопен. Известен анекдот-притча о банане и прапорщике. Группа психологов анализирует менталитет прапорщика с помощью тестов. Ему предлагается подумать, как достать банан, подвешенный на высоком дубе, и при этом дается набор инструментов (среди них стремянка и короткие шесты, которые можно вставлять один в другой). Прапорщик, не задумываясь, подбегает к дубу и начинает ожесточенно его трясти, приговаривая: “Хрена ж тут думать?! Трясти надо”! Это типичное поведение нормального человека: он оперативно реагирует, ведет себя адекватным и конструктивным образом и, если будет трясти достаточно энергично, возможно, уронит дуб вместе с бананом. А идиот в этой ситуации приступает к странным затяжным манипуляциям: внимательно вертит лестницу, рассматривает шесты с разных сторон и не обращает никакого внимания на банан.

Идиот подвержен коллективизму. В нашей истории неоднократно имели место случаи массового идиотизма. К таковым, например, можно отнести движение “возвращенцев” 20—30-х годов. Это были эмигранты из дворян или интеллигентов, чьим идеологическим знаменем стал сборник “Смена вех” . В сборнике провозглашалась необходимость образованным людям возвращаться в Советскую Россию, несмотря на всю невыносимость условий жизни и несогласие с режимом. Они считали, что нужно вернуться, честно работать, самим фактом своего присутствия и своего отношения к жизни содействовать эволюции сталинского режима в более гуманную демократическую сторону, а также повышению общей культуры, грамотности, для чего требовалось работать учителями, инженерами, библиотекарями... Мало кто из “возвращенцев” умер своей смертью. В 1935 г. вернулся из Харбина главный идеолог “сменовеховства” Устрялов. Возвращаясь сюда, он твердо знал, что с ним будет, не имел никаких иллюзий на сей счет, ибо известна была судьба уже вернувшихся до него. В 1937-м он, профессор Московского института инженеров транспорта, откликнулся на принятие сталинской конституции статьей в центральной газете под названием “Рефлекс права”, после чего, естественно, был арестован, оперативно судим и через три дня расстрелян.