035 Неизбывность странного мира

Не хотелось бы, чтобы вы усматривали в моих определениях только скрытую иронию, поэтому попытаюсь очертить позицию “идиотизма” с разных сторон: как исследовательскую, нравственную и творческую.

Какова может быть исследовательская установка идиотизма? Конечно, можно занять позицию морального осуждения или интеллектуального превосходства, положить на предметное стеклышко микроскопа какого-то сотрудника правительства, занимающегося “макроэкономическим регулированием”, и сказать: очень странно! Что это за личностный тип? Это человек, который берется играть в шахматы, но никогда в принципе не просчитывает второй ход, а первый ему всегда представляется очевидным и единственным (“Иного не дано” ) А когда в результате он получает детский мат или теряет ферзя (и мы вместе с ним) — страшно обижается и говорит, что этого ни в коем случае не имел в виду. Когда же у него спрашивают: а что, нельзя было просчитать хотя бы на один ход вперед? — он делает страшные глаза, поскольку это не принято. Благодаря нашим изумительным администраторам мы вместе с ними постоянно попадаем в разнообразные передряги, о которых кукарекали все петухи, предупреждали аналитики, в том числе западные, и тем не менее они произошли. Нам указывали пальцем, что под ногами яма, — но невзирая на это, мы бодро шагнули вперед и в нее упали.

Позиция нравственного осуждения состоит в том, чтобы возопить: как эти люди вообще попали в администраторы? Позиция же, которую я называю идиотизмом, принципиально иная. Поскольку эти люди попали в администрацию, поскольку за ними или шло или идет заметное большинство населения, то их способ деятельности является общепринятым, приличным, признанным, и уже в силу этого заслуживает крайне серьезного к себе отношения. Прежде чем махать руками и осуждать кого-то другого, нужно понять, почему я не такой. В этом смысле профессиональный идиотизм идет гораздо дальше, чем профессиональная позиция врача-психиатра, который относится к больному с уважением, надеется, что тот после выздоровления станет не менее нормальным, чем сам врач, и уже в силу этого не может на него обижаться, показывать пальцем и говорить: “Ты ненормальный”. Идиотизм — это позиция такого врача, который подозревает (и имеет к тому все основания) что на самом деле больной — он сам, а все его пациенты социально здоровы просто в силу того, что их большинство.

Поэтому исследовательская программа идиотизма состоит в том, чтобы к подобным вещам, которые здравому смыслу студентов (а ведь они еще не успели расстаться с идиотизмом молодости) кажутся странными и безумными, относиться серьезно, с пониманием, что они не подлежат ни осуждению, ни осмеянию, ни сочувствию, но лишь беспристрастному, внимательному исследованию.