10 Тотемы рынка и плана

Кризис усилил и без того заметную тенденцию: государственное вмешательство в экономику во всём мире нарастает. Помимо традиционных макроэкономических рычагов власть всё чаще присваивает роли инвестора и прямого собственника. Дискуссия на этот счёт вроде бы в разгаре. Аналитики наперебой обсуждают вопрос о том, когда и при каких обстоятельствах государство должно отступить к докризисным границам. Идеологи стращают тоталитаризмом в случае, если отступление задержится. И практически никто не задаётся естественными, притом - главными вопросами: о причинах, смысле, задачах управленческой экспансии государства, о её эффективности и объективных границах.

Что происходит у нас? Институты обмена парализованы. В дефиците деньги - сама ткань, по которой невидимая рука вышивала свои узорные диаграммы. Тогда на кризисное дежурство волей-неволей заступают институты распределения. Они должны выровнять и удержать фронт, покуда не появится возможность вернуть обменные функции по назначению. При этом засбоившие подсистемы общества нужно отводить в тыл для санации, преобразования, перевооружения. Однако в чём конкретно спасательная миссия институтов распределения? Как именно должны быть модернизированы институты обмена, чтобы кризис был преодолён?

Но обсуждение подобных материй налетает на блокпосты российских архетипов.

Неспособность назвать вещи своими именами - родовой признак архаичного сознания. Важные - и потому пугающие - явления природы и общества табуируются: тотемного зверя нельзя окликать по имени, нужен псевдоним. В данном случае роль слов-заместителей, до неузнаваемости заляпанных идеологической краской, у нас играет пара 'план' - 'рынок'.

В менуэте русской истории они успели поменяться местами. В каждом слышался лязг цепей проклятого прошлого. В каждом звякал золотой ключик от волшебной дверцы в будущее. Рынок - скопище торгашей и спекулянтов, источник родимых пятен капитализма, верный путь в прокуратуру - обернулся синонимом магистрального пути к процветанию. План, ударно трудившийся в должности прогрессора, оказался логовом недобитых гекачепистов, рассадником тоталитаризма и синонимом наркотического зелья.

Но ведь и плановое, и рыночное начала абсолютно необходимы любому обществу - пусть и в разной степени и в различных соотношениях. Институты производства не могут обходиться без институтов распределения и обмена. Производство не живёт без плана и рынка, как ребёнок без мамы и папы. В неполной семье он вырастает ущербным.

Кризис вскрыл тяжёлые проблемы у каждого из супругов, пребывающих к тому же в разводе. Российское производство рискует осиротеть.