Нации и корпорации.

НА СЕГОДНЯ ОФОРМИЛОСЬ ПРОТИВОСТОЯНИЕ двух способов организации бытия людей — "государственных цивилизаций" и их молодого, гибкого, пронырливого дитяти, сформировавшегося в XX столетии, — "цивилизации корпоративной".

Поясню в нескольких словах, что имеется в виду.

В рамках "государственного типа цивилизации" существуют страны, занимающие определенную территорию, с исторически сложившимися охраняемыми границами, означающими предел действия их законов; страны, в которых в течение столетий обустраивалась жизнь коренного населения. Защита и утверждение интересов населения в окружающем мире — цель государства, поскольку для этого оно и было создано когда-то своим населением. В том числе в государствах поддерживалась осмысленная структура экономических отношений (с учетом богатства страны и степени независимости от других государств); существовала система управления людьми и землями; обеспечивалась защита территории от вторжения извне; все это гарантировалось также потомкам проживающих на территории граждан. Определенным образом были распределены права и обязанности отдельных людей и групп людей в государстве (функциональная специализация). Таким образом, гражданин, проживающий на данной территории, есть субъект воздействия и субъект переговоров для власти при "государственном типе цивилизации". Поскольку государство было создано своими народами, то декларируется приоритет, уважение и защита традиционной морали, образа жизни народов и вероисповедания граждан. Власти при вступлении в должность клянутся в своей приверженности этим традиционным ценностям, подтверждая таким образом свою идентификацию с народом именно этой страны. Данный тип цивилизации громоздок: он усложнялся с течением времени, в нем проявлялись и устранялись противоречия, учитывались права все большего числа людей.

Под "корпоративным типом цивилизации" имеется в виду пространство, организованное в интересах транснациональных корпораций. Реальная власть принадлежит корпорациям, государственные чиновники являются лишь формальными носителями власти. Корпоративный тип цивилизации представлен Соединенными Штатами и частично их "праматерью" — Великобританией. Он не признает государственных границ и исторических образований; мировое пространство — народы, государства и недра — есть объект воздействия и объект манипуляции в межкорпоративных переговорах. Что означает для граждан быть объектом воздействия, а не субъектом взаимодействия, как было прежде? Это означает быть Другим, быть исключенным из системы социально-экономических отношений данной цивилизации, то есть быть дискриминируемым — большинством.

Субъект — сила, достойная того, чтобы ее интересы учитывались; объект — слабость, которой можно играть и швырять ей подачки — пусть и этому радуется. Объект — так, грязь под ногами власти. Пока идешь по ней — опасно, неэстетично и дорогие ботинки пачкает.

И тот и другой тип цивилизации находятся в процессе формирования своей идеологии. Не то, чтобы у "государственной цивилизации" никогда идеологии не было, существует множество работ, посвященных осмыслению психологии и идеологии отдельных цивилизаций, например, русской, европейской или исламской. Но сегодня пришло время находить и формулировать общее во всех государственных идеологиях. Ибо любое государство — будь то российское, испанское или иранское — принадлежит к особому типу цивилизации, которая противостоит своей направленностью, ценностями и организацией совершенно другой, сегодня вполне сформировавшейся и активной.

Что касается "корпоративной цивилизации", то осмысление ею своей особости, своей идеологии в мировом масштабе — в силу ее молодости и щекотливого положения (она существует внутри традиционных государств) — также находится в процессе формирования. Какие-то особенности этой цивилизации видны невооруженным глазом. Очевидно, что экономическое пространство структурируется здесь в соответствии с взаимными договоренностями, предусматривающими разумное удовлетворение интересов

транснациональных корпораций. Поскольку ее становление осуществляется на территории традиционных государств, то новая цивилизация пользуется терминологией, привычной для государственников; перестраивая мир, она прикрывается либерально-демократической фразеологией. Политика для нее — игра, ставки в которой сегодня — мировое господство. Стратегии деятельности, реальные взгляды корпораций на желаемое устройство мира открыто не декларируются.

Почему "корпоративная цивилизация" видит в "государственной" своего противника? Почему она нетерпима к таким традиционным для "государственной цивилизации" понятиям, как "национальность", "государственная граница", "армия", "конфессия", "традиционные ценности", "традиционный образ жизни"? Отчего важным направлением, в котором по всему миру работают агенты корпоративной цивилизации, является дискредитация и уничтожение исторически сложившихся ценностей и табу?

Несложно понять, что она хочет заместить собой "государственный тип цивилизации" на мировой арене, который ей мешает. Поэтому стремится уничтожить все, на чем стоит соперник, что питает его силы.
Думается, что транснациональные корпорации превратились в ведущую экономическую, политическую и идеологическую силу только после развала социалистической системы. Они просто вынуждены формировать свою цивилизацию, осмыслять себя как целый организм, чтобы поглотить окружающее мировое пространство. Благодаря изменениям карты мира корпоративная цивилизация получила шанс сконцентрировать в своих руках как финансовые потоки, так и сырьевые ресурсы всего мира. Это, безусловно, великолепный куш, за который стоит побороться. В этой шахматной игре соперником корпораций сегодня являются государства. Разрушить их можно как путем кратковременной внешней агрессии, как это было сделано в Ираке, так и путем постепенного длительного подтачивания основ государства изнутри, как это было в СССР и странах Восточной Европы: с помощью подкупа агентов влияния, дискредитации национальных институтов и образа жизни и предложения заманчивого эрзаца — мифа о лучшей доле человека при корпоративной цивилизации.

На захваченном у "государственного типа цивилизации" политическом пространстве корпорации расставляют своих временных, хорошо оплачиваемых управляющих — менеджеров, начиная с самого высшего, президентского уровня. Менеджеры высшего звена выбираются в соответствии с основной задачей момента.

Опыт работы с политическими менеджерами "корпоративная цивилизация" приобрела у себя в метрополии, в США и Великобритании. Пожалуй, первым "политическим менеджером" пришлось сделаться английской королеве. Что же касается США, то мы видим, что менеджером — президентом там предпочитают видеть "человека-функцию", а не человека, идентифицирующего себя со своим государством. Если работа президента по каким-то причинам перестает устраивать корпорации, его убирают с должности тем или иным способом. Например, можно вспомнить сфабрикованный уотергейтский скандал, направленный против президента Никсона, которого с позором изгнали из Белого дома, несмотря на его заслуги: прекращение войны во Вьетнаме, урегулирование израильско-палестинского конфликта и нормализацию отношений с СССР.

Итак, президенты, работающие на отвоеванном у "государственных цивилизаций" пространстве, как это и положено менеджерам корпорации, должны "разводить" корпорации в случае конфликта их интересов, не допускать волнений "низов", выполнять представительские функции как за рубежом, так и на внутри страны. При этом для населения программа действий не предусматривает ничего: ни перспектив развития, не перспектив процветания.

Президент завоеванного государства (например, Афганистана или Ирака) должен следить за порядком в процессе приватизации недвижимости, недр и земли в государстве, успокаивать "низы" и в то же время вводить новые законы, ограничивающие их права (новое трудовое, уголовное законодательство), готовить почву для постепенной передачи транснациональным корпорациям ресурсов страны, в которых они заинтересованы. Разумеется, дело не следует представлять так, будто откуда-то сверху спускается план или инструкции к действию; просто есть интенция, подкрепляемая деньгами, благами, шантажом и иными средствами из арсенала корпораций.

Это не значит, что корпорации движутся единым фронтом, что между ними не существует противоречий. Другое дело, что им сегодня не выгодны межкорпоративные войны. Сегодня полезны временные союзы. Тем более что мир превратился в поле, где совместная активность приносит хорошие дивиденды.

На чьей стороне играть здравомыслящим людям? Не лучше ли нам дружно войти в "корпоративный рай"?

ДАВАЙТЕ ПОСМОТРИМ, НАСКОЛЬКО ДАННАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ похожа на рай. Сегодня она отражает интересы исключительно транснациональных корпораций. Уже говорилось, что в государстве субъектом переговоров является население, проживающее на территории, очерченной государственной границей, а субъектом корпорации является сама корпорация, ее сотрудники и партнеры по бизнесу. В настоящее время транснациональные корпорации локализованы во вполне конкретных местах, где и распределяются блага, полученные в результате корпоративной активности. Это небольшая группа стран, которые можно пересчитать по пальцам. Что же касается остальных государств, сырьевых придатков, на территории которых она паразитирует, то они являются внешними факторами, интересы которых не могут учитываться в принципе.

Для упрощения управления такими громоздкими объектами, как государства и население в мировом масштабе, требуется осуществление принципа единообразия государств (все они должны быть "либерально-демократическими") и однородности массы (требуется нивелировка национальных, религиозных, культурно-исторических и иных различий между людьми). Государства и люди должны быть приведены к единому стандарту, чтобы быть технологически управляемыми. Мировому сообществу предлагается уже неплохо разработанная американская модель, в которой готово к употреблению множество идеологических клише, стандартов поведения и образа жизни.

Я не хочу сказать, что существует программа, в соответствии с которой происходит унификация стран и народов. Скорее, процесс протекает на уровне интуиции, здравого смысла учредителей корпораций. Человек всегда стремится упростить выполнение стоящих перед ним задач, минимизировать свои усилия. Работать в сложно структурированной системе ему приходится в том случае, когда система оказывает сопротивление его усилиям изнутри. Тогда система может из объекта превратиться в субъект переговоров, который выдвигает встречные требования, с которыми вынуждает считаться. Что касается современной "корпоративной цивилизации", то оказываемое ей сопротивление со стороны стран и их населения столь незначительно, что не принимается во внимание.

Однако в целом народы представляет для транснациональных корпораций проблему вследствие того, что их поведение недостаточно прогнозируемо и управляемо. Для успеха в этом вопросе нужно, в том числе, чтобы народы, которые более ста лет стремились просвещать, просвещать перестали. Сегодня удобнее планку, до которой возвышаются запросы населения, опустить. Удобнее иметь дело с людьми, которые потеряли интерес к политической активности и не имеют в своей массе высшего образования, поскольку оно коррелирует интересом к действительности, со способностью реалистично оценивать происходящее и противостоять манипуляциям с их сознанием.

Массовое сознание нуждается в перестройке, внимание народа нуждается в переключении с вопросов политических и социальных на иные предметы и темы, как правило, более приземленные. Прежняя интенсивность эмоциональной жизни поддерживается новыми средствами: кино, телевидением, поп-музыкой, экстремальными видами спорта и яркими шоу, которые способствуют "эмоциональной' встряске", алкоголем и, где необходимо, наркотиками.

Что же касается образования, то корпорациям люди образованные нужны. Но только такие, которые владеют специальными, профессиональными знаниями и производственными технологиями. Для того, чтобы сделать человека примитивнее, снизить уровень его запросов и широту интересов, нужно сузить круг финансируемых отраслей и образовательных программ, нужно сформировать примитивную массовую культуру в общемировом масштабе, нужно сделать недоступным для широких масс (т.е. очень дорогим) хорошее образование и хорошую литературу. Высшее специальное образование — пожалуйста. Высшее широкое образование — увольте. Оно должно быть самым дорогим, его будут получать дети самых богатых людей.

Культура также является объектом, над которым "работает" "корпоративная цивилизация". Культурная организация завоеванного пространства осуществляется с помощью разработанных технологий, позволяющих манипулировать сознанием общества, определять приоритетные направления движения общественной мысли и дискредитировать иные как маргинальные, недемократические, а иногда и противозаконные, "фашистские" и "террористические".

Внушается, что культура — это не помощник, помогающий постигать смысл бытия, ощутить свое единство с человечеством, не источник, припадая к которому, очищаешь душу, наслаждаешься красотой, не помощник в личностном становлении. Культура, религия не уподобляется более Вергилию, ведущему по кругам познания Добра и Зла, Рая и Ада. Нет! Это игровое поле, в котором находится множество объектов для игры на досуге.

"КОРПОРАТИВНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ" — ИГРОВАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Любовь к зрелищам — то, что объединяет и элиту, и толпу в единое целое в ее рамках. В культуру вносится манипулятивное начало. В мешанине, в которую превратилась массовая культура, легко уживаются безобидные игрушки и идеологические штампы, умело вводимые политтехнологами. Особенно наглядно это демонстрирует продукция Голливуда. С некоторых пор его трудно назвать простой "фабрикой грез" — скорее, перед нами новый тип идеологического центра, наводняющего мир удобными клише об общемировых угрозах, о добре, зле и их носителях, дискредитирующего традиционные общественные институты и ценности. Голливуд учит быть жестоким к врагам, а врага показывает, как дурацкого недочеловека, которого и жалеть-то не за что. Причем врагами в голливудских поделках побывали представители практически всех традиционных государств, вероисповеданий и наций. Создана тотальная кино— и телевизионная матрица, зомбирующая сознание человечества, дарующая "новый взгляд" на мир. Любопытно, что авторы голливудских фильмов не избегают показа социального неравенства и иных социальных проблем, однако они служат только фоном для сюжетных игрищ. Таким образом расставляются акценты, указывающие жизненные приоритеты: что важно, а что нет, что есть зло, а что добро. И главное, тебе говорят: это не твои проблемы, со всем разберутся правильные, 'всесильные американские парни. Формируется новое мифологическое содержание сознания, структурированное в иных понятиях, чем это было принято в течение тысячелетий.

Может ли человеческая личность получить полноценное развитие в таких условиях? "Психологическое развитие в первую очередь является переходом от эгоцентрической позиции и поиска личной выгоды к позиции творческого освоения среды и общественно полезного развития, — писал Альфред Адлер несколько десятков лет назад. — Конструктивное стремление к высшим целям в сочетании с социальной активностью и кооперацией является основным признаком здоровой личности". Поскольку свободная реализация права личности жить по ее усмотрению внутри корпорации не предусматривается, а вне ее обрекает человека на нищую жизнь, то можно сделать вывод, что психологическое развитие человеческой личности "корпоративной цивилизацией" не предусмотрено вообще.

Насильственное обеднение духовного мира не проходит бесследно. Запреты порождают невроз, а невозможность строить свою жизнь и жизнь сообществ, с которыми человек себя идентифицирует, по своему желанию и разумению, рождают депрессию и апатию. Стало быть, общество характеризуется как патологическое с точки зрения его психического состояния.

Получается, что если исчезнет "государственный тип цивилизации", то наши дети вынуждены будут жить в тоталитарной общемировой структуре, в которой политическая, культурная и духовная жизнь будет контролироваться в соответствии с интересами транснациональных корпораций.

Если рассматривать мировую экономику, то "государственному типу цивилизации" сегодня принадлежит только мелкий и средний бизнес; крупный бизнес интегрирован в структуру "корпоративной цивилизации". Взаимоотношение мелкого, среднего и крупного бизнеса составляет проблему. Государственные власти предпочитают иметь дело с бизнесом крупным: возни меньше, проку больше. Думая так, они рубят сук, на котором сидят: крупный бизнес всегда смотрит поверх государственных границ; он не союзник местной власти. Именно мелкий и средний бизнес радеет о национальных, местных интересах, именно его наличие — подлинное свидетельство демократии и личной свободы гражданина; именно его сегодня повсеместно уничтожают...

Стоит ли противостоять наступлению "корпоративной цивилизации"? Во всяком случае, необходимо видеть ее ущербность на современном этапе и противостоять ей. Нужно помнить о том, что в свое время в традиционных государствах власть воспринимала свои народы, земли и недра исключительно как объекты воздействия и объекты в межгосударственных переговорах.

В результате кровопролитных войн государства и их части переходили от одного владельца к другому, и никто не спрашивал согласия народов на перемену их участи. Только благодаря самоотверженным усилиям самих народов, их сопротивлению, выраженному самым разнообразным образом, их стали воспринимать как субъект переговоров. Очевидно, что теперь от нас снова требуется доказывать свои права, отстаивать необходимость соблюдения их и уважение к ним. Конечно, можно и отчаяться: столько времени ушло на то, чтобы добиться уважения права каждого гражданина; столько людей отдали свою жизнь во имя этого, и все напрасно, и опять надо доказывать, что любой человек — это звучит гордо... Но что поделать: история не знает эмоций, история слезам не верит.

Очевидно также другое: ни в коем случае нельзя допустить исчезновения (речь идет не о формальном, а реальном, содержательном сохранении) разнообразных государственных образований, организованных по социалистическому, национальному или конфессиональному принципу. Нужно противостоять неразумным попыткам любой власти уничтожить мелкий и средний бизнес в каждой отдельно взятой стране — опору ее существования. Нужно раскрывать глаза на фокусы власти, манипулирующей сознанием населения.
Именно государства обеспечивают сегодня сложность и многовариантность дальнейшего развития человеческой истории, именно они способны противостоять тоталитаризму новой цивилизации.