За однополярным кругом

Американская финансовая система стала играющим судьей и абсолютным лидером мирового первенства. Покуда это так, прочие обречены на прозябание в однополярном круге.

Наша независимость под угрозой. Новая Россия выживет, только обретя финансовый суверенитет.

Феномен технологий

Технологии — явление новейшей истории. Постиндустриализм несет типовые способы функционирования производительных сил, серийного выпуска массовых продуктов. Как говорят философы, производительные силы «уходят в основание» человеческой деятельности. Проблемы производства обрели стандартное решение — и отныне, чтобы соединить человека со средствами его труда, больше нет нужды в уникальном таланте мастера, в его искусстве. Нормальный работник, прошедший стандартное обучение, совладает с любым сертифицированным орудием. Каждая хозяйка в состоянии пользоваться утюгом любого производителя, торгующего на мировом рынке. Все функционально подобные устройства на элементарном уровне схожи.

Это мир технологий: стандартных, регламентированных, поставленных на поток методов обращения с производительными силами.

Три в одном флаконе

Технологизация поочередно охватывает все три этажа системы производительных сил: материальное производство, распределение и, наконец, обмен.

Соответственно и технологии делятся на три разряда:
— материальные (они же энергетические, производственные в узком смысле);
— распределительные (они же информационные, управленческие, корпоративные);
— обменные (они же стоимостные, финансовые).

В глобальной схватке технологий пресловутая гонка вооружений давно на третьих ролях. Военно-индустриальная мощь в первую очередь базируется на финансовом могуществе, на масштабе, совершенстве и быстродействии системы бюджетирования отраслей оборонного комплекса. На втором месте по значимости — система сбора данных, разведки и контрразведки, управления и информационного обеспечения военных действий. Тактико-технические характеристики экспериментальных образцов вооружений, конечно, важны, но все решает скорость и массовость производства, технологичность обслуживания, военная логистика, быстродействие и надежность систем связи и управления боем.

Производственные технологии сами по себе уже мало что значат, гонка в этой сфере почти прекратилась. Их инновационные версии еще удается кратковременно подержать в секрете в надежде на конкурентные преимущества. Но уже текущие версии в современном мире свободно продаются на внешнем рынке, а вчерашние — распространяются задаром, дабы подсадить пользователей на иглу платного сервиса и модернизации. Многие страны вообще не изобретают своих велосипедов, не участвуют в гонке промтехнологий и притом преуспевают.

Лидерство Советского Союза во время Второй мировой войны и в послевоенный период — во многом торжество корпоративной технологии госсоциализма. Она позволяла быстро собирать в кулак ресурсы (минуя издержки капиталистической конкуренции), эффективно перебрасывать их с фронта на фронт, переводить предприятия на военные рельсы и перемещать их по территории. А после войны — создавать военно-промышленные суперкорпорации, концентрировать все виды ресурсов на разработке ракетно-ядерных машин. Чудом достигнутый, десятилетиями державшийся паритет со всем капиталистическим миром — заслуга хозяйства, основанного на планово-распределительных технологиях.

В 70−е по нему прозвонил колокол.

Однополярная ночь

Покуда новые российские мозги по новой циклятся на бородатой утопии индустриальных инноваций, в современном мирохозяйстве верх поменялся местами с низом. Выстроилась пирамида постиндустриальных технологий, в основе которой не мощность, а капитализация. Гонку финансовых технологий возглавили Соединенные Штаты. Главенство в этой гонке и решает судьбы мира. Тем, кто пытается теснить лидера на фронте производственных либо информационных технологий, элементарно не хватает инвестиций: мировые платежные инструменты достает из шляпы Дядя Сэм. Американская финансовая система отстраивается эволюционно, говоря словами Андропова — «весьма нерациональным методом проб и ошибок», а отдуваться за них принуждено все международное сообщество.

Предаваясь маниловщине «инновационных прорывов», колупаясь с «производительностью труда», мы невольно сдаем страну вечной мерзлоте однополярной ночи.

К суверенной финансовой системе

Главное сегодня — суверенная финансовая система, основа выживания и фундамент всех прочих суверенитетов, включая политико-демократический. Здесь, на этом поле, решается вопрос: быть или не быть независимой России?

Бросать вызов однополярному миру, не имея суверенной финансовой системы и соответствующих технологий, — все равно что состязаться с Третьим рейхом, используя шмайссеры, самоходки «Фердинанд» и фокке-вульфы, которые вкупе с запчастями поставлялись бы из Германии в обмен на нашу пеньку, лыко и ворвань и обслуживались абверовскими сервис-командами. Понятно, чем такая война заканчивается.

Задача построения суверенной финансовой системы оставляет мало места для плезира и обывательских утех. Она сопоставима с жестокой управленческой гонкой пятилеток индустриализации и коллективизации, со смертельной формулой-1 послевоенных атомщиков и ракетчиков. Точнее, предполагает все три технологических прорыва «в одном флаконе». На фундаменте финансового суверенитета предстоит и новая корпоратизация, и новая постиндустриализация. Только после может забрезжить эпоха инновационного управления потоком новых промышленных технологий.

Задачу надо ставить как мобилизационную. На ближайшие годы это главная цель правящей партии (когда и если таковая появится), предмет бессонных забот администрации и правительства, органов управления всех типов и уровней. Это главная статья бюджета, на ней придется сконцентрировать все скудные ресурсы и компетенции.

При этом, как учил Ильич, надо «черпать обеими руками из-за рубежа»: строя финансовую систему, пускать в дело все подходящие западные институты и инструменты.

Но тут важно учесть три обстоятельства. Во-первых, западная финансовая система развивалась эволюционно, отчего избыточно сложна, малоэффективна, содержит множество тупиковых, дублирующих подсистем и рудиментов. Во-вторых, она строилась применительно к иным обществам и другим историческим задачам, и ее пиратские скачиватели то и дело нарываются на проблемы совместимости, вирусы и глюки. В-третьих, эволюционный способ развития финансовой системы чреват перманентными кризисами: появляются новые, потенциально разрушительные инструменты, границы их использования приходится нашаривать ползком по минному полю. Как раз такой период мы переживаем сегодня.

Объективный ход событий, не гнушаясь подсказками товарища Саахашвили, взашей толкает тупящую Россию: строить финансовый суверенитет! Сегодня же днем не приступим к делу — к вечеру нас не станет.