147 3. Библиотека моделей

Мы совершили первый шаг в запредельный мир постиндустриальных форм менеджмента, о которых я вам давно обещал рассказать. Пора делать следующий.

У проектировщика процессов принятия решений по Оптнеру-Янгу в основе любого проекта сидит схема системного анализа – одна-единственная модель, состоящая из семи понятий. В то же время в генах у каждого животного, как мы только что говорили, скрыта целая галерея форм, накопленных эволюцией. В этом смысле концептуальное проектирование, использующее генетическую свертку и развертку, подразумевает и подсказывает, что у вас должна быть целая библиотека моделей, т.е. понятийная ДНК, которая позволит менять проектную концепцию вашей организации.

От идеи о том, что вы должны иметь базовую концепцию организации и все системные процедуры должны быть следствием этой концепции, делается шаг к тому, что нужно иметь библиотеку таких концепций. Это переход к концептуальному мышлению уже не на уровне философии и методологии, а на инженерном уровне менеджмента и проектирования, когда вы понимаете, что организация сама по себе – это одно, а ваши познавательные и проектные концепции – другое. Вы их упорядочиваете, они играют роль сменных объективов в вашем оптическом приборе или же деталей в вашем конструкторе, и в зависимости от изменений конъюнктуры рынка или политической ситуации вы не просто модифицируете процедуры организации – а меняете всю базовую концепцию.

Все это хорошо, но чем наполнить нашу библиотеку, откуда брать концепции? Так вот, следующая идея состояла в том, что надо проектировать организации на основе теории систем и что теория систем – это всеобщее хранилище оргформ, культурная ДНК, где роль генов играют системные классы. В принципе, эту идею предвосхитил Кеннет Боулдинг, талантливый и разносторонний автор, который умер не так давно. Его классическая статья “Общая теория систем – скелет науки”[2] была опубликована еще в 50-е годы. Идея Боулдинга состояла в том, что надо построить периодическую таблицу, в клетках которой будут не химические элементы, а некоторые системные классы, частные теории систем, и что на основе этих теорий можно все на свете описать. Потому что системные классы в свою очередь являются обобщением, абстрагированием опыта, накопленного учеными-предметниками в самых разных областях науки и практики. Он предложил идею девяти классов всеобщей системной библиотеки.

Какие концепции (помимо модели “решения проблем” из системного анализа) могли бы входить в прикладную системную библиотеку? Приведу несколько условных примеров.

Известен целый класс математических моделей, которые называются динамические системы. Для простоты можно сказать: все, что описывается с помощью линейных дифференциальных уравнений, описывается как динамическая система. Большинство моделей, используемых классической физикой, относится к этому классу.

Есть идея абстрактного потока, описывающая все на свете в виде потока изменений, который имеет вход, процесс и выход. Абстрактный поток описывает феномены такого типа: есть дырки, из которых нечто вытекает, есть дырки, в которые нечто втекает, и есть потоки между ними. В этом смысле налицо три понятия: источник, сток и поток. Например, электричество хорошо описывается в этих терминах: есть места, откуда вытекает электричество (розетки), куда оно втекает (земля), и есть потоки, которые текут. И этих понятий достаточно, чтобы худо-бедно описать половодье, переселение народов, движение масс животных при миграции… Атмосфера в моделях наших метеорологов – потоковое понятие, и такие модели позволяют пусть и плохо, но предсказывать погоду.

Есть концепция роста, в соответствии с которой главное в организациях то, что они растут. То, что в организации принимаются решения, – неважно, важно то, что она непрерывно растет, на разных этапах рост надо ускорять, потом тормозить… И мы как менеджеры должны управлять этим ростом, мы должны постоянно увеличивать площади, обеспечивать бюджет роста и так далее.

Есть класс целенаправленных систем. Простейший образец такой системы – термостат. Термостат – устройство, которое во что бы то ни стало стремится привести температуру в замкнутом объеме к некоему стандарту. Если снаружи все нагрелось, он включает холодильник, а если остыло – рефлектор. И если ваша организация сторожит объект, вам не интересны рост, потоки, процесс принятия решений, вам важно лишь одно: если некто пересекает границу объекта, то вы должны сказать: “Стой, кто идет?”, потом: “Стой, стрелять буду!” — и потом открыть огонь.

Людвиг фон Берталанфи[3], биолог по первоначальному образованию, предложил идею так называемой открытой системы, т.е. системы, которая интенсивно обменивается с окружающей средой веществом и энергией, поэтому все в ней меняется, а она в определенном смысле сохраняет идентичность. Например, вы едите, пьете, стрижете волосы, разнообразными способами обмениваетесь с окружающей средой, но ваша идентичность сохраняется (например, волосы отрастают вновь). В человеческом организме за год его жизни происходит смена почти всех атомов, из которых он состоял, а лицо его по фотографиям все так же узнаваемо, фамилия, имя и отчество не изменились. Организацию можно проектировать исходя из идеи открытости. Самое главное, чтобы мы противостояли любым изменениям. У нас все поменялось (отделы, секторы, сотрудники), а мы по-прежнему называемся Ремстройтрестом №18 и по-прежнему соответствуем нашим уставным целям. Как это обеспечить? Кстати, системный анализ этого не обеспечивает, он эту проблему не решил.

Комментарии

а вот вопросик можно? У вас

а вот вопросик можно? У вас время после поста указано/Сенкс. Интересно, и вообще полезный у Вас блог/Кстати, по радио программа была об этом. Не помню, правда на какой волне…